Выступления от имени фракции
с позицией по законопроектам*

*перед голосованием допускаются выступления представителей фракций по мотивам голосования, при этом под мотивами голосования понимается обоснование необходимости принятия или одобрения либо отклонения закона (Регламент Государственной Думы)

О проекте федерального закона № 1020371–6 «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» и статью 2 Федерального закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (в части установления запрета на участие офшорных компаний в приватизации).

20.01.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемые коллеги, представленный законопроект укладывается в логику процесса деофшоризации, который идёт в нашей стране последние четыре года. Борьба со злоупотреблениями в офшорной экономике — это важный процесс, в который вовлечены десятки крупных государств, и для нас это крайне актуальная проблема. В 90‑е годы целые отрасли национальной экономики переходили под контроль никому не известных лиц и компаний, зарегистрированных в офшорах.

Я представляю здесь Иркутскую область, промышленный регион, который годами недополучал налоговые отчисления из-за офшоров. То есть отдать стратегические компании в офшоры — огромная ошибка, негативные последствия которой ещё долго будут ощущать на себе наши граждане. Представленным законопроектом мы, возможно, не исправляем эти ошибки, но, как минимум, создаём условия, чтобы избежать их в будущем.

Кроме этого, ограничение доступа офшорных компаний к приватизации госимущества стратегических предприятий — это ещё и вопрос защиты экономического суверенитета государства. Офшорные компании позволяют скрыть конечного выгодоприобретателя сделки, что создаёт угрозу экономической безопасности государства, и речь идёт как о банальной коррупции, когда через офшоры выводятся средства, так и о более серьёзных негативных последствиях, когда стратегические госпредприятия могут оказаться под контролем нежелательных для нашего государства компаний и лиц иностранных организаций, включая спецслужбы. При этом законопроектом не запрещается принимать участие в процессах приватизации добросовестным компаниям, то есть принятием данного закона мы никак не мешаем участию в экономике иностранному капиталу, не создаём барьеров для иностранных инвестиций.

В связи с этим фракция КПРФ поддерживает законопроект и предлагает принять его в первом чтении.

О проекте федерального закона № 56083–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования государственной политики в области противодействия коррупции».

27.01.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! В ситуации экономического спада коррупция являются ключевой проблемой для любого государства. Это явление оказывает прямое негативное и существенное влияние на снижение темпов роста экономики. Падает эффективность компаний, предприниматели лишаются стимулов к развитию, законопослушный бизнес ставится в неравные условия, деньги, полученные коррупционным путём, выводятся из страны — всё это в конечном итоге тормозит развитие экономики. Значительная часть коррупционного рынка находится на муниципальном уровне. Здесь сосредоточена масса коррупционноёмких полномочий: выделение земли, благоустройство, ЖКХ, — и здесь же соприкосновение бизнеса и власти достигает наибольших масштабов.

Обсуждаемый сегодня законопроект расширяет до местного уровня ряд антикоррупционных практик, которые уже существуют на федеральном и региональном уровнях. Кроме этого, крайне важна инициатива по передаче главам регионов полномочий по контролю и обработке представленных муниципальными чиновниками сведений о доходах: глава региона должен иметь возможность напрямую привлекать к ответственности чиновников, открыто игнорирующих антикоррупционное законодательство. При этом важно отметить, что в законопроекте есть и страховка на случай злоупотребления со стороны губернаторов в виде судебного фильтра, который должен преодолеть глава региона, чтобы добиться увольнения муниципального чиновника. Таким образом, предлагается вполне сбалансированный механизм усиления контроля за муниципальным уровнем власти, не нарушающий самостоятельности местного самоуправления.

В то же время обязанность по контролю за сведениями о доходах — это не только инструмент в руках главы региона, но и серьёзная ответственность: в глазах избирателей теперь губернатор полностью отвечает за местных чиновников. Таким образом, мы приводим правовую ситуацию к реальной: если объективно, то избиратели не сильно разбираются, где какой уровень власти, где полномочия мэра, где — губернатора, практически в каждом регионе в понимании избирателя именно высшее должностное лицо субъекта Федерации — губернатор — отвечает за всю вертикаль власти на территории, и теперь избиратели смогут предъявлять совершенно законные требования своему губернатору в отношении местных чиновников, чья чистоплотность вызывает сомнения.

Фракция КПРФ считает представленные изменения в федеральный закон важными и необходимыми и предлагает проголосовать за принятие законопроекта.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 206576–7 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации в части индексации ставок акцизов, установления ставок акцизов на отдельные группы товаров и порядка определения показателей, используемых при расчёте ставок по налогу на добычу полезных ископаемых при добыче газа горючего природного и нефти».

05.07.2017

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Сложно спорить с представленной концепцией законопроекта, конечно, мы должны повышать отдачу от добывающих отраслей и снижать зависимость бюджета от курса цен на нефть. Понятно и стремление государства изымать у добывающих компаний природную ренту. Вместе с тем хочу отметить, что предлагаемое сохранение повышенной ставки НДПИ ведёт к появлению выпадающих доходов в региональных бюджетах: с ростом НДПИ увеличиваются расходы нефтедобывающих предприятий, что ведёт к сокращению их прибыли и, как следствие, к снижению отчислений по налогу на прибыль, а это один из основных источников пополнения региональных бюджетов. Например, в Иркутской области на него приходится до трети доходов консолидированного бюджета. Илья Вячеславович утверждает, что выпадающих доходов нет, но мы, конечно, с этим не согласны.

В своё время регионы лишились своей части НДПИ на углеводороды, теперь они вновь несут потери из-за необходимости балансировать федеральный бюджет. В результате применения повышенной ставки НДПИ по итогам 2015–2016 годов Иркутская область недополучила в общей сложности около 2 миллиардов рублей, а это почти 1 процент регионального бюджета. Аналогичные потери понесли все нефтедобывающие регионы. По нашим расчётам, на пятнадцать основных нефтедобывающих регионов сумма выпадающих доходов может составить до 70 миллиардов рублей, однако в пояснительной записке к обсуждаемому законопроекту мы не нашли ни оценки выпадающих доходов регионов в целом, ни прогнозов, куда пойдут полученные средства. Несколько удивляет такой подход к довольно чувствительному вопросу. На наш взгляд, такую оценку необходимо проводить до внесения законопроекта и представлять результаты как депутатам Госдумы и членам Совета Федерации, так и депутатам региональных парламентов и региональной исполнительной власти.

Мы слышим о компенсации регионам их выпадающих доходов, однако не видим, сколько на самом деле получили регионы сверх тех трансфертов, которые поступают из федерального бюджета на исполнение федеральных полномочий, на выравнивание бюджетной обеспеченности и в рамках госпрограмм. Пока всё выглядит так, что федеральное правительство решает проблемы дефицита бюджета самым простым способом — за счёт субъектов Федерации. В то же время есть другие источники средств, и о них неоднократно говорили в этом зале, но, видимо, собирать деньги с субъектов гораздо проще.

В такой ситуации я считаю правильным поставить вопрос об эффективности расходования средств, полученных от повышения ставки НДПИ: думаю, мы имеем право знать, куда пойдут деньги, изъятые не только у компаний, но и из региональных бюджетов.

Спасибо за внимание.

О проекте постановления Государственной Думы № 217194–7 «О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О негативных тенденциях в развитии ситуации вокруг Приднестровья в связи с действиями Правительства Республики Молдова и властей Украины».

07.07.2017

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! В Приднестровье действительно сложилась кризисная ситуация, не буду останавливаться на её описании, выскажу своё мнение о последствиях.

Первое — огромные финансовые потери, связанные с ограничением внешней торговли и возможностей передвижения. В Приднестровье порядка 20 тысяч индивидуальных предпринимателей: дополнительные расходы на транспорт при тройном таможенном контроле, оплата услуг молдавских брокерских компаний, получение молдавских лицензий на импорт ряда категорий товаров — по нашим данным, для предпринимателей Приднестровья это будет стоить от 150 до 300 миллионов рублей. Давайте говорить честно: они не потянут, им придётся прекратить работать, и в итоге вместе с членами их семей без средств к существованию останутся примерно 55 тысяч человек, а это 11,5 процента населения всей республики. Понятно, что расходы, связанные с ограничениями на внешнюю торговлю, лягут неподъёмным грузом на простых жителей республики, которые и так живут в тяжёлых условиях: средняя зарплата составляет всего 15 тысяч рублей, в бюджетной сфере — чуть более 8 тысяч.

С другой стороны, экономическая блокада, давайте называть вещи своими именами, ударит и по бюджету республики: по различным подсчётам, потери бюджета составят порядка 600 миллионов рублей, дополнительные расходы на выплаты пособий по безработице — ещё примерно 540 миллионов рублей, общий итог экономической блокады может достичь 2,5 миллиарда рублей, а это 6 процентов ВВП Приднестровской Молдавской Республики. Если учесть, что все действия Молдовы продиктованы созданием зоны свободной торговли с Евросоюзом, благодаря которой, как считают в ЕС, ВВП Молдовы вырастет на 5,4 процента, мы понимаем, откуда возьмётся этот рост, — из Приднестровья и за счёт жителей Приднестровья.

Вторая проблема — угроза безопасности и давление на жителей Приднестровья. На территории республики находится около 200 человек, преследуемых по политическим мотивам в Республике Молдова, фактически их задержание — это вопрос времени. Административное и психологическое давление на граждан и на должностных лиц Приднестровья уже давно есть в аэропорту Кишинёва, теперь это будет и на пропускных пунктах.

Третья проблема — ограничение права жителей республики на передвижение. В первую очередь речь идёт об автомобилях с приднестровскими номерами —скорее всего, они не смогут выезжать через Украину, это уже происходит на украино-молдавской и молдавско-румынской границе.

И пожалуй, самая главная проблема — вопрос возможных столкновений между приднестровскими и молдавскими силовыми структурами на границе Приднестровья и Украины, а это фактически прямой путь к новой войне.

Конечно, при обсуждении этого вопроса необходимо понимать, что речь идёт не просто о братском народе, речь идёт о наших гражданах, 213 тысяч человек в республике — это граждане России. Они точно так же останутся без средств к существованию, без возможностей свободного передвижения, под давлением молдавских силовых структур, они будут поставлены на грань выживания в результате блокады.

Считаю, что Государственная Дума не должна ограничиваться только заявлением. Это важный шаг, он демонстрирует нашу единую позицию, но в наших силах через меры законодательного регулирования помочь как нашим собственным гражданам, так и всем жителям Приднестровья

Что можно сделать? Первое — решить вопрос использования материнского капитала на территории республики. Сейчас граждане России на территории Приднестровья имеют право на материнский капитал, но могут его использовать только на территории России. Понятно, почему введено такое ограничение, но, считаю, в такой ситуации можно сделать исключение: граждане России должны иметь весь набор прав на социальную поддержку со стороны государства независимо от территории проживания.

Второе—решить вопрос о признании рабочего стажа после 1992 года и о выплате пенсий гражданам России в полном объёме. В данный момент граждане России, проживающие в республике, получают пенсии в 2–3 раза меньше своих соотечественников в Российской Федерации — опять же понятно, в чём логика, и опять же стоит сделать исключение. Также предлагаю решить вопрос о разовой выплате пенсионерам, проживающим на территории Приднестровья, как это было сделано в начале года в отношении пенсионеров, проживающих в Российской Федерации.

Третье — предлагаю решить проблему получения гражданства по упрощённой схеме для граждан, родившихся после 1992 года. Буквально на днях к нам в республике обратилась семья: отец — гражданин России, дочь — гражданка России, а мать не является гражданкой России и получить гражданство не сможет в обозримом будущем — это, к сожалению, типичная ситуация в Приднестровье, и мы вполне можем разрешить в таких случаях получать наше гражданство.

Наконец, последнее решение — оно, может, и не в полномочиях Государственной Думы, но мы вполне можем на него повлиять, — речь идёт о создании полноценного консульства на территории республики. Наши собственные граждане полгода ждут получения свидетельства о рождении, о смерти и других документов — ничто не мешает нам решить эту проблему.

Также предлагаю обсудить решение, направленное на деэскалацию конфликта. Во-первых, надо рассмотреть вопрос о создании дополнительной зоны безопасности на границе Приднестровья и Украины с размещением там российских миротворцев, так как после создания совместных молдавско-украинских постов возникают риски соприкосновения силовых структур двух республик. И во‑вторых (сегодня уже звучало это предложение), предлагаю поставить вопрос о пересмотре формата «5+2» в части, касающейся статуса Украины в этих переговорах. Сейчас Украина имеет статус гаранта, но это вызывает вопросы, так как по факту Украина своими действиями заняла позицию одной из сторон конфликта.

Безусловно, фракция КПРФ поддерживает заявление Государственной Думы и призывает другие фракции его поддержать.

О проекте федерального закона № 1013586–6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов».

19.07.2017

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данным законопроектом предлагается в очередной раз переложить на граждан дополнительные расходы и риски — считаем такой подход недопустимым и неуместным.

В своём выступлении я хотел бы остановиться на том, что не только базовая идея, но и концепция законопроекта вызывает серьёзные вопросы.

Авторы руководствуются следующей логикой. Сейчас негосударственные пенсионные фонды в случае отрицательного дохода вынуждены содержать себя за свой счёт. Чтобы избежать таких потерь, НПФ выбирают наиболее консервативные инструменты доходности, такие как корпоративные облигации и депозиты банков. Нам предлагается позволить НПФ забирать часть денег граждан в призрачной надежде на то, что в ответ НПФ начнут инвестировать средства в более долгосрочные инструменты с более высокой доходностью. По сути, правительство хочет, чтобы средства НПФ работали на экономическое развитие, но предлагает очень странный вариант решения этой задачи. В этом вопросе на одной чаше весов — огромные деньги НПФ, которые сейчас либо работают на аффилированные с НПФ компании, либо лежат мёртвым грузом в банках, на другой — интересы граждан, которые отдают свои средства не для того, чтобы государство решало с их помощью какие-то экономические проблемы, а для того, чтобы в первую очередь обеспечить себе достойную старость. Представленным законопроектом нам предлагается интересы граждан принести в жертву видению правительства относительно развития экономики. На наш взгляд, это видение не совсем правильное.

Во-первых, если НПФ размещает средства на депозитах банков, то куда логичней мотивировать банки кредитовать реальный сектор экономики, ведь деньги уже находятся в банках и у правительства есть все необходимые инструменты, чтобы стимулировать банки через кредитование вложить их в экономическое развитие. Вместо этого правительство предлагает нам стимулировать НПФ вкладывать деньги в другие финансовые инструменты. Однако странным было бы надеяться, что НПФ начнут пользоваться другими инструментами, если им дают гарантированный источник дохода в виде процентов от внесённых клиентом средств, — скорее, наоборот: НПФ с радостью возьмут деньги у клиентов, заберут себе проценты и снова используют деньги привычным им образом.

Более того, НПФ ведь не просто так размещает средства на депозитах, сейчас это наиболее оптимальный по соотношению доходности и надёжности инструмент, альтернативные варианты либо более рискованны, либо дают меньшую доходность. Так, доходность по государственным облигациям примерно такая же, как у банковских депозитов, доходность на фондовом рынке, может быть, и выше, но риски больше. В долгосрочной же перспективе фондовый рынок не слишком выигрывает у депозитов. Среднегодовой рост за все семнадцать лет существования индекса ММВБ с учётом инфляции и других факторов находится на уровне текущей ставки депозита в банке, зато всегда есть риск провалов по типу 1998 и 2008 годов. Исходя из сказанного получается, что проблема не в том, что НПФ не хотят вкладываться в более длинные инструменты, а в том, что эти инструменты по соотношению доходности и надёжности проигрывают депозитам в банках. Происходит это по причине того, что в целом экономика в кризисе, как бы нас ни убеждали в обратном. Как раз действия НПФ доказывают наличие кризиса, так как любой вменяемый управляющий на падающем рынке будет использовать только консервативные инструменты, обеспечивающие приемлемую доходность и сохранение средств ему и его клиентам.

Таким образом, представленный законопроект не только не поможет стимулировать НПФ вкладывать деньги в длинные инструменты, он не поможет и экономическому росту, то есть, жертвуя интересами вкладчиков НПФ, мы ни проблему доходности вкладов не решим, ни условий для вложения этих средств в экономику не создадим. Чтобы решить эти проблемы, нужно повышать привлекательность других финансовых инструментов, нужно запускать экономический рост, но не за счёт пенсионных накоплений граждан.

Фракция КПРФ будет голосовать против данного законопроекта.

Спасибо за внимание

О проекте федерального закона № 331463–7 «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

13.12.2017

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данным законопроектом, к сожалению, продолжается практика изъятия в федеральный бюджет доходов регионов, в частности, речь идёт о налоге на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья. Нам предлагается ещё до введения самого налога определить, что 100 процентов отчислений по нему передаётся в федеральный бюджет, при этом сам закон об НДД должен быть принят только в следующем году. Напомню, что суть налога на дополнительный доход — налогообложение финансового результата исходя из экономики месторождения, то есть НДД — это, по сути, вид налога на прибыль, только для нефтяника. Налог на прибыль у нас, как вы знаете, делится между федеральным бюджетом и региональным, при этом большая часть его остаётся в регионе. Как показывает практика последних лет, при введении НДД вряд ли регионы останутся в выигрыше. Можно предположить, что будет снижение поступлений по налогу на прибыль, вопрос: в каком объёме и на какой период? Например, Иркутская область от добычи углеводородного сырья получила налог на прибыль в 2016 году в размере 16,5 миллиарда рублей, или 13 процентов от доходов региона. Любое изменение его поступлений крайне чувствительно для нашего региона, как и для других, где развивается нефте- и газодобыча.

На мой взгляд, совершенно логично и справедливо налог на дополнительный доход разделить между региональным бюджетом и федеральным по тому же принципу, что и налог на прибыль, в том числе и потому, что прибыль нефтяных компаний на конкретных месторождениях зависит не только от цен на нефть, но и от условий работы в конкретном регионе: если регион создаёт хорошие условия, помогает снижать издержки, не позволяет завышать расходы, то логично дать ему право получать часть денег от платежей компаний в бюджет.

В любом случае вопрос требует широкой дискуссии с участием депутатов и регионов. В связи с этим могу только поддержать заключение комитета в той части, что данная норма является преждевременной.

Надеюсь, в дальнейшем эта норма будет исключена из текста законопроекта.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 269153–7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части установления административной ответственности за непредставление либо представление недостоверных сведений о пожарной опасности в лесах и лесных пожарах».

21.12.2017

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Конечно, необходимо поддержать этот законопроект: любые меры, направленные на персональную ответственность чиновников, можно только приветствовать, вопрос лишь в том, насколько реально поможет предлагаемая мера в борьбе с пожарами. На мой взгляд, результаты её действия будут минимальны — объясню, почему

Насколько мне известно, проблема представления недостоверных сведений о лесных пожарах остро проявилась в 2016 году. Тогда было много противоречий между данными федеральной Информационной системы дистанционного мониторинга (ИСДМ) и данными, представляемыми региональными структурами. Основная проблема всё-таки в не совсем корректной работе ИСДМ, в том числе потому, что она берёт за основу данные космомониторинга, имеющие изначально заложенную погрешность. В частности, по Иркутской области ИСДМ в 2016 году дала данные о пожарах на площади 1,1 миллиона гектаров, а непосредственное обследование лесов, пройденных огнём, проведённое регионом, показало 700 тысяч гектаров. При этом правительство Иркутской области заказало специальное исследование в Институте земной коры, чтобы независимые учёные проверили данные ИСДМ и региона. Результат получился очень близкий к данным региона, однако он не был принят федеральным центром. Между тем низкая точность была связана в том числе с разрешением съёмки со спутника: просто все пожары площадью меньше 25 гектаров считали равными 25 гектарам — неважно, 24 там гектара или 100 квадратных метров.

В этом году эта проблема решена, но в 2016 году доходило совсем уж до удивительных ситуаций. Так, недалеко от Иркутска горел полигон ТБО. Площадь пожара составила 3 гектара, но система посчитала площадь как 600 гектаров. Мало того, что это не лесной пожар, так он ещё и в 200 раз был меньше по площади! В 2017 году ситуация улучшилась, площади пожаров стали сверять с данными регионов. Теперь если данные сильно различаются, то они уточняются исходя из информации, представленной субъектом Федерации, то есть серьёзных расхождений уже нет. Возникает вопрос: как тогда понять, что региональные органы исполнительной власти представили недостоверную информацию? Получается, что выводы о достоверности их информации делаются либо на основе неточной системы мониторинга, либо на основе их же собственных данных.

Ещё раз повторю: при всём этом такой инструмент, как штрафные санкции, нужно ввести, но не стоит ждать, что это хоть как-то поможет решить проблему лесных пожаров. Для этого нужны не просто штрафы, а системные меры: необходимо, так сказать, собрать всё, что касается ответственности за тушение лесных пожаров, в одном ведомстве, а также нужно финансировать систему лесхозов и региональные службы авиалесоохраны в необходимом объёме, чтобы в пожароопасный период имелось достаточное количество лесников, лётчиков-наблюдателей, а также воздушных судов, чтобы обеспечить максимальную достоверность данных о пожарах и максимальную оперативность их тушения.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 1103068–6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» (в части ограничения предельной суммы процентов по договору займа (кредита).

06.06.2018

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Ситуация с кредитами для граждан катастрофическая, и для этого много объективных предпосылок: четыре года подряд сокращаются реальные доходы граждан, четыре года подряд растёт число людей, находящихся за чертой бедности. Даже с учётом инфляции у людей всё меньше денег: в прошлом году падение реальных доходов населения, по официальным данным, составило 1,7 процента, но эти цифры не должны никого обманывать — в реальности доходы беднейших упали гораздо сильнее. Да, мы повысили МРОТ, но эта мера отразится примерно на полутора миллионах бюджетников, а за чертой бедности у нас двадцать миллионов человек.

Наши граждане ищут любые способы выжить. В городах ещё можно взять подработку, но на селе, в отдалённых районах просто нет работы, людям неоткуда взять дополнительные деньги, поэтому они влезают в долги. В соответствии с недавно опубликованным исследованием, в 2017 году 56 процентов граждан обратилось за кредитными ресурсами, было выдано на 52 процента больше кредитных карт (быстрее всего растёт количество выданных карт с самым низким лимитом — менее 100 тысяч рублей), на 30 процентов вырос рынок микрокредитования, в декабре был установлен рекорд за десять лет. Это говорит о том, что люди занимают деньги не на долгосрочные покупки: квартиры, бытовую технику и так далее, а элементарно для выживания: на еду, покупку вещей первой необходимости, либо чтобы рефинансировать другие кредиты, так как не справляются с текущей долговой нагрузкой.

Такая ситуация предвещает катастрофу. Если этот маховик не остановить, то мы получим волну личных банкротств, что приведёт к сильнейшему удару, в том числе по банковской системе. Проблема в том, что точечными решениями это не лечится, нужны срочные меры, направленные на реальное восстановление экономического роста. Обсуждаемый законопроект — это попытка предотвратить приближающийся кризис на банковском рынке, остановить неконтролируемый рост задолженности граждан, охладить рынок, перестать вытаскивать последние копейки из карманов людей и остановить потенциальную волну личных банкротств, которая в будущем ударит в том числе по банковской системе. Предложения Валерия Фёдоровича направлены как на стабилизацию самой банковской системы, так и на защиту интересов самых уязвимых слоёв населения.

И в завершение хочу сказать, что государство у нас очень любит спасать отдельные банки и отдельных граждан, но пора бы начать спасать и других, обычных людей, которых 140 миллионов, и которые, собственно, позволяют и зарабатывать банкам, олигархам, и формировать федеральный бюджет, именно эти люди составляют основу нашей экономики

Прошу коллег поддержать законопроект в первом чтении.

О проекте федерального закона № 489169–7 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации, статью 9 Федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (в части, касающейся налоговой ставки налога на добавленную стоимость и тарифа страховых взносов на обязательное пенсионное страхование).

03.07.2018

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Давайте говорить прямо: у каждого налога есть свой лоббист, например, у налога на прибыль — крупный и средний бизнес, у НДПИ и НДД — нефтедобывающая отрасль, у земельного налога — крупные землевладельцы, у НДФЛ — богатейшие люди, которые вынуждены декларировать свои доходы; они объединены в ассоциации, союзы, правительство ведёт с ними постоянный диалог, и лоббисты стараются оказать влияние на любые решения относительно их налогов, главная их цель—не допустить роста налоговой нагрузки. Сегодня мы видим, что усилия многочисленных лоббистов увенчались успехом, ведь в поисках дополнительных средств для пополнения бюджета правительство не предложило нам, например, повысить ставку налога на прибыль или земельного налога, для нефтедобывающей отрасли налоговый манёвр разработан так, чтобы крупные нефтяные компании в итоге не пострадали, отклонены многочисленные предложения о введении прогрессивной шкалы НДФЛ.

Сегодня правительство предложило нам повысить ставку именно НДС, потому что НДС, пожалуй, единственный налог, у которого нет лоббистов. Можно сколько угодно рассуждать про то, что его платит бизнес, но, по сути, НДС уплачивают все граждане страны, и за повышение ставки НДС тоже в итоге заплатят все граждане страны. Можно долго себя убеждать в том, что бизнес разделит издержки с гражданами, но реальность такова, что бизнес просто переложит эти расходы на покупателей, и не в силу какого-то злого умысла, а просто потому, что снижение издержек — это базис любого предпринимательства.

Также я с трудом себе представляю, как ФАС или другие госорганы смогут запретить бизнесу перекладывать повышение ставки НДС на потребителей. Сможет ли ФАС в принципе отследить этот процесс? Если судить по тому, что мы видим в ситуации с ценами на бензин, возникают серьёзные сомнения в возможностях службы, и не потому, что служба неэффективная, а потому, что задача невыполнимая.

Предлагая сегодня повышение ставки НДС, правительство идёт по самому простому пути, на котором ему не нужно будет договариваться с лоббистами просто потому, что у НДС лоббистов нет. Возникает вопрос: а кто должен выступать лоббистом от имени плательщиков НДС, по сути—от имени всех граждан? И ответ на него очевиден: это должны делать мы, депутаты Государственной Думы, ведь это мы представляем всё население страны, всех тех граждан, которые сразу после принятия закона о повышении ставки НДС начнут отдавать больше средств из своих карманов, и это мы должны сегодня выступить лоббистами и не допустить принятия данного решения.

Я считаю, что необходимо искать иные источники пополнения доходной части бюджета. В связи с этим мы будем голосовать против предложенного законопроекта и предлагаем коллегам сделать то же самое.

Спасибо за внимание

О проекте федерального закона № 493997–7 «О внесении изменений в статью 3–1 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» и признании утратившими силу Федерального закона «О внесении изменения в статью 3–1 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» и отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (по вопросу о последовательном снижении ставок вывозных таможенных пошлин на нефть сырую, начиная с 2019 года).

05.07.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! В представленных законопроектах предлагается осуществить радикальное реформирование всей системы налогообложения в нефтяной отрасли. Мы понимаем стремление правительства создать стимулы для развития отрасли, но вызывают вопросы последствия этой реформы для граждан, в первую очередь речь идёт о рисках повышения цен на бензин.

В законопроектах есть три фактора, которые в долгосрочной перспективе могут привести к росту цен на бензин, — повышение ставки акциза на прямогонный бензин, повышение ставки НДПИ и выдавливание с рынка независимых предприятий нефтепереработки, — и если первые два фактора компенсируются снижением акциза на ГСМ, то риск исчезновения независимой нефтепереработки остаётся. Предлагаемые законопроекты несут в себе риски банкротства большого числа независимых нефтеперерабатывающих заводов, которые являются основными покупателями нефти, добываемой региональными нефтяными

компаниями. В масштабах страны это, может быть, и незаметные потери, но для регионов, где есть независимая нефтепереработка, это серьёзный удар по доходной части бюджета. Самые высокие риски у заводов, удалённых от рынков сбыта, в первую очередь это касается НПЗ в Сибири и на Дальнем Востоке. Часто это единственные альтернативные поставщики бензина в своих регионах, потому что крупные компании неохотно работают на удалённых территориях: и затраты на логистику большие, и покупателей мало, и покупательная способность невысокая. Есть и ещё один негативный фактор, ведущий к возможному банкротству независимых НПЗ. На сегодняшний день только Сбербанк прокредитовал независимые НПЗ почти на полтриллиона рублей, и невозврат этих денежных средств может очень негативно сказаться на деятельности Сбербанка и других банков. В этой ситуации банкротство независимых НПЗ приведёт к падению конкуренции, как следствие, появятся серьёзные стимулы в том числе для роста цен на бензин для граждан. На данном этапе сложно прогнозировать указанные риски, но считаю важным ко второму чтению проработать дополнительные меры, которые позволят сохранить конкуренцию в нефтеперерабатывающей отрасли в регионах Сибири и Дальнего Востока

В представленном виде фракция КПРФ данный законопроект поддерживать не будет

О проекте федерального закона № 488878–7 «О внесении изменений в Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации в части создания Российского открытого реестра судов в связи с принятием Федерального закона «О международных компаниях» и Федерального закона «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края»

О проекте федерального закона № 488871–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края».

О проекте федерального закона № 488870–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» в связи с принятием Федерального закона «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края», Федерального закона «О международных компаниях».

О проекте федерального закона № 488869–7 «О внесении изменений в часть первую и главу 25 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (в части создания налогового режима международных холдинговых компаний)».

О проекте федерального закона № 488867–7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (в связи с принятием Федерального закона «О международных компаниях»).

О проекте федерального закона № 488838–7 «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края».

18.07.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Если называть вещи своими именами, то предложенный пакет законопроектов — это создание особых условий для того, чтобы наши российские олигархи вернули свои активы в российскую юрисдикцию и при этом ничего не потеряли, по сути, это создание внутренних офшоров специально для лиц, которые за десятилетия вывели триллионы рублей из страны.

Что предлагают наши коллеги этим гражданам, чтобы они вернулись в Россию? Под компании олигархов создаются специальные территориальные образования в Калининградской области и Приморском крае, по сути, это будут внутренние офшоры, на их территории будет значительно изменено российское законодательство специально для возвращения активов. Чтобы олигархам не пришлось приводить структуру своих компаний в соответствие с нашими законами, для них вводится специальное обозначение — «международная компания» и, самое главное, ограничивается информация об учредителях таких компаний, то есть общественность не сможет узнать, ни кто стоит за юрлицами, ни какова структура собственности. Более того, эти международные компании будут существовать по таким же законам, по каким они жили в офшорах. Также эти компании получат ряд налоговых льгот, в том числе будут практически освобождены от уплаты налога на дивиденды. При этом в части валютных операций международные компании останутся нерезидентами со всеми вытекающими для них преференциями. Особые льготы предусмотрены и для компаний, которые владеют судами, в переводе на русский язык — для яхт олигархов

Если говорить обо всём пакете в целом, то он, на мой взгляд, полностью противоречит интересам и государства, и народа. Во-первых, благодаря санкциям и борьбе с офшорами олигархам сейчас некуда деваться, кроме как возвращаться домой, и они вернутся даже на общих основаниях — было бы правильнее не создавать для таких компаний офшоры в двух регионах, а распределить их по стране, создав тем самым стимул для развития всех субъектов Федерации. Во-вторых, этим пакетом законопроектов фактически ставится крест на процессе деофшоризации — нужно было многие годы бороться с офшорами, чтобы итогом этой борьбы стало создание офшоров на территории нашей страны? И главный вывод: наше правительство требует от простых людей потуже затянуть пояса, но не требует того же самого от тех, кто долгие годы получал сверхдоходы за счёт офшорных схем; правительство пытается решить задачу повышения доходов бюджета за счёт простых граждан, повышая пенсионный возраст, НДС, цены на ГСМ и многое другое, и эта политика вызывает естественное отторжение у всех избирателей. И главный вопрос, который задают граждане: почему начали с них, а не со сверхбогатых олигархов?

В сложившихся обстоятельствах в страну возвращаются выведенные ранее активы — казалось бы, можно отменять и повышение НДС, и повышение пенсионного возраста, но вместо этого нам предлагается создать новые офшоры — уже на территории России — и выдать целый список льгот возвращающимся компаниям. То есть олигархам у нас льготы и особые условия, а простым гражданам — повышение пенсионного возраста, НДС и цен на бензин? Мы не согласны с такой политикой и предлагаем голосовать против этих законопроектов

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 488862–7
«О международных компаниях».

26.07.2018

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! По сути, в законопроекте речь идёт о создании специальных внутренних офшоров под возвращение конкретных российских олигархов на льготных условиях, включая снижение и даже обнуление налоговых платежей. Эти люди сначала за бесценок забрали созданную трудами целых поколений наших граждан собственность, потом они годами выводили деньги в офшоры, нещадно эксплуатируя предприятия и их сотрудников на территории России, они платили копеечные зарплаты рабочим, почти не платили налогов, практически не модернизировали доставшиеся им производства, и, хотя их активы находились в России, сами компании действовали в офшорах: наши олигархи объясняли, что в России очень слабая система корпоративного права, судиться здесь крайне опасно, намного надёжнее находиться в системе английского права. Но вот ситуация изменилась: оказалось, что надёжность правовой среды за границами России — это иллюзия, оказалось, что при необходимости западные страны легко могут отказаться от своих принципов и наплевать на свои традиции ради передела рынка и ради своих политических целей, и именно в этот момент наши олигархи вспомнили про родину и решили вернуться. Похвальное желание, но вот только это не значит, что мы им должны быть благодарны и ждать их с раскрытыми объятиями. На наш взгляд, позиция государства в этой ситуации должна быть абсолютно прагматичной: эти бизнесмены не только должны вернуться в юрисдикцию России — с точки зрения справедливости они должны уплатить повышенные ставки налогов, постепенно возвращая деньги, которые десятилетиями недоплачивали нашей стране, а если их не устраивают эти условия, они могут и дальше оставаться один на один с западной демократией.

Подразумевается, что, если мы не создадим им особых условий, они не вернутся, но, во‑первых, этот тезис вызывает сомнения, потому что ситуация для них вне России только ухудшается и им просто некуда деваться, во‑вторых, нет расчётов, что изменится для страны в случае их возвращения — вполне вероятно, что ничего. Подразумевается, что,

если олигархам не создать условий, они могут пойти на сотрудничество с недружественными нам государствами либо продать свои компании или отдельные активы, и опасения понятны, так как большинство предприятий в стране, принадлежащих этим людям, несут важную социально-экономическую функцию, и их нельзя потерять, но ничего не мешает в этом случае передать их российские активы в собственность государства, чтобы обеспечить социальную и экономическую стабильность: от того, что сменится владелец предприятий, работать они не перестанут и судьба рабочих не изменится, скорее, наоборот, эти предприятия наконец-то начнут платить налоги в нашей стране, начнут приносить пользу нашему народу и работать на благо российской экономики

Изложенный мною подход соответствует интересам государства и народа, в отличие от подхода, принятого в данном законопроекте.

Фракция КПРФ не будет поддерживать законопроект.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 488869–7 «О внесении изменений в часть первую и главу 25 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (в части особенностей налогообложения международных холдинговых компаний)».

26.07.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Помимо прочего законопроектом предлагается освободить международные холдинговые компании от налога на прибыль по доходам, полученным в виде дивидендов, если выплачивающее дивиденды юрлицо принадлежит международной компании больше года, — на наш взгляд, это противоречит как долгосрочным целям развития государства, так и интересам граждан. Одной из главных задач текущего времени является увеличение доходов бюджета для исполнения майского указа президента, и в качестве мер для выполнения этой задачи правительство предлагает нам сократить пенсионный возраст, повысить НДС на 2 процента, провести налоговый манёвр, легализовать и обложить налогами самозанятых и ряд других решений, которые повышают налоговую нагрузку на всех граждан. Такой подход вызывает естественное отторжение, и это неудивительно: обычные люди не понимают, почему сначала пришли к ним, а не к сверхбогатым и олигархам. Наряду с этим нам предлагается освободить от налога на прибыль при выплате дивидендов компании, принадлежащие олигархам. То есть одной рукой правительство вытаскивает деньги из карманов граждан, ухудшая их положение, а другой рукой помогает ещё больше разбогатеть нескольким олигархам. Такой подход ведет к росту социального неравенства и социального напряжения в обществе, и с учётом постоянного роста разрыва в доходах между богатейшими и беднейшими гражданами страны это прямая угроза социально-экономической стабильности.

На наш взгляд, действия должны быть ровно противоположными. Для международных компаний должен быть введён особый налоговый режим, предполагающий в том числе постепенный возврат недополученных платежей по налогу на прибыль за всё время, пока владельцы этих компаний находились в офшорах. Такой подход позволит, с одной стороны, значительно увеличить доходы бюджета, отказавшись от повышения пенсионного возраста и от других непопулярных мер, с другой — хотя бы частично восстановить историческую справедливость и закрыть давний болезненный вопрос о несправедливой приватизации 1990‑х годов, который до сих пор вызывает крайне негативную реакцию у граждан.

Фракция КПРФ не будет поддерживать данный законопроект.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 488867–7 «О внесении изменения в статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (в связи с принятием Федерального закона «О международных компаниях»).

26.07.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Как я уже сказал, предложенные законопроекты направлены, по сути, на создание внутренних офшоров, только вместо прагматического подхода, вместо возвращения в страну миллиардов рублей недоплаченных налогов нам предлагается создать особые, льготные условия для этих людей, специально для них предлагается ввести новое понятие — «международная компания», включив его в систему правоотношений на территории нашей страны через изменения в Гражданский кодекс. От обычного юрлица международная компания отличается только тем, что зарегистрирована на территории создаваемых внутренних офшоров, все остальные условия легко применить и к существующим формам предпринимательской деятельности, то есть ради нескольких возвращающихся олигархов мы готовы ввести в законодательство новый тип юридического лица и предоставить ему беспрецедентные льготы — не только налоговые, но и юридические, такие, например, как право на закрытие информации о составе учредителей или право не менять свою структуру в соответствии с российским законодательством, взамен же мы получаем эфемерные обещания инвестиций, размер которых нам неизвестен, также мы получаем эфемерные обещания налоговых поступлений в бюджет, объём которых не просчитан.

На наш взгляд, такой подход полностью противоречит интересам и государства, и людей. Он нарушает принципы единства правового пространства страны. Он нарушает единый подход ко всем участникам рыночных отношений. Он ставит иные российские компании в неравное положение. Он создаёт на территории России зону с отличными от общероссийских законами и правилами. Но самое главное — принятие этих законов откроет ящик Пандоры: ради узкой группы участников экономической деятельности пересматривается правовая система нашего государства, мы вполне можем вернуться к тому, что для решения мелких вопросов отдельного олигарха начнём переписывать наши базовые законы. Это недопустимая практика. Фракция КПРФ не будет поддерживать данный законопроект.

Спасибо за внимание

О проекте федерального закона № 551845–7 «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)».

25.10.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Я считаю обсуждение и принятие данного пакета законопроектов несвоевременным и предлагаю за них не голосовать. Да, самозанятых нужно вводить в легальное поле, нужно придавать им официальный статус, и в первую очередь для того, чтобы государство могло защищать их права, но для этого не обязательно облагать их налогом. Они не просто так избегают общения с государством — наши граждане государству просто не доверяют. Они разочарованы в нём из-за бюрократии, низкого качества услуг, работы судебной и разрешительной систем и многого другого. Сначала государство должно доказать, что ему можно доверять, что оно полезно самозанятым, и только потом заводить разговор о налогах, а не наоборот.

И это подтверждает статистика. Попытка ввести самозанятых в легальное поле даже без налогообложения уже была: зарегистрировалось, насколько мне известно, меньше тысячи человек — это о чём-то говорит! На мой взгляд, при исполнении обсуждаемого закона будет аналогичный результат, тем более что мы, не восстановив доверия к государству, пытаемся обложить их налогом.

У нас экономика стагнации, реальные доходы людей снижаются четыре года подряд, государство всё больше перекладывает проблемы на плечи граждан, повышаются налоги и косвенные платежи, повышен пенсионный возраст — в такой ситуации введение дополнительного налога просто приведёт к ещё одному социальному кризису.

Многие люди начинают продавать пироги через Интернет не оттого, что им это нравится, а потому, что текущая экономическая ситуация не позволяет им работать официально. И получают они не 70–80 тысяч рублей, как нас пытаются убедить, а 10–20 тысяч в лучшем случае, и на эти деньги едва сводят концы с концами. Они не обременяют государство своими проблемами, и государство как минимум должно быть им за это благодарно. К сожалению, мы видим, что за разговорами о легализации самозанятых стоит обычное желание обложить дополнительными платежами ещё и эту категорию, чтобы мама двоих детей, которая зарабатывает себе на жизнь репетиторством, в дополнение к огромным расходам на школу, детсад, коммуналку, квартиру, свет ещё платила налог!

Здесь я также ориентируюсь на позицию моих избирателей — я уже несколько региональных недель подряд на встречах с избирателями задаю им вопрос, поддерживают ли они введение налога на самозанятых, и большинство высказывается против. Я провёл опрос в соцсетях— 78 процентов высказались против обложения самозанятых налогом.

К разговору о налоге на самозанятых можно будет вернуться, когда наша экономика покажет запланированный президентом рост в два раза выше среднемировых темпов, когда самозанятые начнут зарабатывать каждый год на 10–15 процентов больше. Тогда государство, обеспечивающее такой рост, может начать с ними диалог об уплате налога в 4–6 процентов, но не раньше, и даже тогда вопрос будет требовать максимально широкого общественного обсуждения.

Фракция КПРФ голосовать по данному законопроекту не будет

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 574348–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования межбюджетных отношений» (в части уточнения порядка предоставления субсидий из бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов).

23.01.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Представленная инициатива — законопроект-спутник к правительственному законопроекту, которым предлагается внести масштабные изменения в правила межбюджетных отношений. В базовом законопроекте есть положения, которые можно и даже нужно поддержать, но есть такие пункты, которые вызывают массу вопросов, и как раз к последним можно отнести инициативу, которую мы обсуждаем сегодня, — введение так называемых горизонтальных субсидий между регионами. Правительство так и не смогло объяснить, зачем это делается и как это положение должно применяться на практике; нет примеров, когда у регионов возникает реальная потребность в таком механизме и проблему нельзя решить иным способом. Если другие предложения по изменениям правил межбюджетных отношений можно поддержать, так как они родились в практике бюджетного процесса, то эта новация не была опробована и цель её непонятна.

Формально под горизонтальным субсидированием понимаются субсидии из бюджетов одних регионов в бюджеты других, минуя федеральный бюджет, в качестве целей обозначается софинансирование расходных обязательств, возникающих при выполнении полномочий органов государственной власти регионов. Можно предположить, что таким образом субъекты с развитой экономикой получают механизм для помощи слабым соседям при реализации совместных проектов, но давайте будем объективными: в реальной жизни ни один регион не будет помогать соседнему из своих средств, если это невыгодно ему самому. У всех есть свои задачи, денег всегда не хватает, и отдавать в этой ситуации средства соседям будет очень странным решением — либо это решение будет принято под давлением федерального центра. Более того, сейчас достаточно механизмов для реализации совместных проектов при посредничестве федерального бюджета. Новация о горизонтальных субсидиях выглядит как попытка федерального правительства перекинуть на регионы ответственность по финансированию крупных совместных инфраструктурных проектов, и это позиция из разряда «вам надо — вот вы сами деньги и ищите».

Возможно, это не вызвало бы вопросов, если бы федеральный бюджет не изымал у регионов 80 процентов доходов на свои нужды, — у регионов и так не хватает денег, чтобы финансировать свои собственные обязательства. Я хочу напомнить, что в 2019 году трансферт из федерального бюджета регионам существенно увеличился, почти в полтора раза. С одной стороны, это повод радоваться за региональные бюджеты, которые получают дополнительные средства, с другой стороны, это показатель того, что сами субъекты Федерации всё меньше справляются со своими расходными обязательствами и вынуждены всё больше полагаться на помощь федерального центра. Если в 2018 году доля трансфертов из федерального бюджета составляла почти 15 процентов совокупных доходов, то в 2019 году она составляет уже более 18 процентов. Недостаток средств в регионах восполняется за счёт роста госдолга, который растёт темпами, значительно опережающими рост их доходов. Такую систему сложно назвать справедливой и эффективной, скорее всего, она будет порождать массу конфликтов между субъектами Федерации, их жителями.

С подобными предложениями мы согласиться не можем. Фракция КПРФ за данный законопроект голосовать не будет

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 605369–7 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части стимулирования добычи редких металлов)».

12.02.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Основная идея рассматриваемых изменений в Налоговый кодекс — стимулировать добычу редких металлов, в этом можно и нужно поддержать правительство, однако меры, предлагаемые правительством, нельзя назвать достаточными.

Действительно, сложилась парадоксальная ситуация: в нашей стране огромное количество месторождений редких металлов, но их добыча практически не ведётся. Для многих регионов, в том числе для Иркутской области, которую я представляю, развитие добычи редких металлов является приоритетом. Безусловно, разработка месторождений может обеспечить потребности экономики в необходимых материалах, но непосредственно для регионов это и дополнительные налоговые поступления, и новые рабочие места, и развитие депрессивных муниципальных образований. Вместе с тем финансово-экономическое обоснование законопроекта вызывает вопросы. Указывается, что предложенные меры приведут к снижению поступлений от налога на 10–15 миллионов рублей в год по уже действующим проектам и на 200–250 миллионов — по новым. Но, чтобы новые проекты получили такую экономию по налогу, им нужно будет увеличить плановую добычу минимум в пять-шесть раз. Такое увеличение объёма добычи требует огромных инвестиций, которые могут достигать десятков миллиардов рублей, на фоне чего экономия 200 миллионов рублей несущественная.

Давайте смотреть на вещи объективно: не будут компании разрабатывать новые месторождения только потому, что им полагается такая льгота, для них куда важнее наличие инфраструктуры, линий электропередачи и дорог до месторождений, отсутствие которых зачастую как раз и является главным препятствием для разработки новых месторождений. Вместе с тем предлагаемые льготы вполне могут активизировать сопутствующую добычу редких металлов на месторождениях других полезных ископаемых. В этой ситуации есть риск, что мы так и не увидим новых проектов по разработке месторождений, зато получим снижение налоговых поступлений по месторождениям действующим. Такой подход не выглядит эффективным с точки зрения обеспечения интересов государства и наших граждан.

Чтобы реально запустить развитие добычи редких металлов, мер поддержки в виде налоговых льгот очевидно недостаточно — нужна масштабная, комплексная государственная программа, включающая в себя строительство транспортной и энергетической инфраструктуры для новых месторождений, нужны меры защиты наших производителей от недобросовестной конкуренции иностранных компаний, меры по продвижению продукции наших добывающих отраслей на внешние рынки. Рискну предположить, что именно такой подход имел в виду президент, когда в 2016 году давал поручение правительству по развитию отрасли добычи редких и редкоземельных металлов. Очень надеемся, что в ближайшее время увидим, что правительство продемонстрирует подобный подход.

Вместе с тем фракция КПРФ поддержит данный законопроект. Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 720839–7 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и статью 5 Федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в целях реализации отдельных положений основных направлений налоговой политики).

10.07.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Данный законопроект представляет собой объёмную правку Налогового кодекса, в нём есть как технические исправления, так и достаточно важные новации

Из действительно важных изменений отмечу следующие. Первое касается налога на доходы физических лиц: с пяти до трёх лет сокращается минимальный предельный срок владения объектом недвижимого имущества, по истечении которого доход, полученный физическим лицом от его продажи, освобождается от налогообложения. Это тот редкий случай, когда мы облегчаем налоговое бремя граждан.

Второе изменение позволяет через МФЦ представлять документы в налоговые органы или получать документы из налоговых органов. Это существенно упрощает взаимодействие в первую очередь граждан с налоговиками. Вместе с тем в этой части возникает вопрос относительно того, как будет компенсироваться дополнительная нагрузка на бюджеты регионов при введении новой услуги в системе МФЦ. Финансируются МФЦ по большей части из региональных бюджетов, передача документов — это дополнительная услуга, на неё потребуются дополнительные средства.

Третье важное изменение касается имущественных налоговых вычетов: теперь право на получение вычета распространяется на родителей, усыновителей, приёмных родителей, опекунов, попечителей, приобретающих имущество и жильё для детей или подопечных, признанных судом недееспособными, вне зависимости от возраста таких детей и подопечных, — очевидно правильное решение, так как это стимулирует покупку жилья для недееспособных детей.

Четвёртое изменение, на которое стоит обратить внимание, касается налога на прибыль организаций: устанавливается ставка по налогу на прибыль в размере ноль процентов в отношении доходов, получаемых региональными или муниципальными музеями, театрами, библиотеками, на постоянной основе продлено действие налоговой ставки по налогу на прибыль организаций в размере ноль процентов для организаций, осуществляющих образовательную или медицинскую деятельность. По этой норме есть серьёзные замечания Счётной палаты, её эксперты указывают, что, согласно статье 3 Налогового кодекса, не допускается устанавливать налоговые льготы в зависимости от формы собственности, поэтому во втором чтении нам либо придётся убирать эту вполне хорошую норму, либо менять нормы Налогового кодекса, чтобы согласовать её с кодексом. И это ставит серьёзный вопрос о качестве подготовки данного законопроекта и в целом о качестве подготовки законопроектов в правительстве.

Данный законопроект появился после обращения президента к Федеральному Собранию, тогда глава государства дал целый ряд поручений по корректировке законодательства, и обсуждаемый законопроект — это как раз попытка спешного исполнения поручений президента. Возникает серьёзный вопрос к правительству: почему не ведётся системная работа по исправлению Налогового кодекса? Почему нужно было дожидаться поручения главы государства, чтобы заняться этими многочисленными исправлениями?

Ещё одно замечание. В финансово-экономическом обосновании очень слабо проработаны вопросы выпадающих доходов регионов и муниципалитетов от принятия предложенных норм. Считаю, что ко второму чтению правительство должно представить уточнённые расчёты выпадающих доходов и меры, которыми предполагается их компенсировать.

В целом законопроект можно и нужно поддержать. Он вносит массу небольших, но достаточно важных изменений, часть из которых облегчает жизнь наших граждан. Вместе с тем в последние годы мы наблюдаем негативную тенденцию. Общее налоговое бремя граждан России постоянно растёт. По некоторым данным, в прошлом году оно выросло примерно на 12 процентов по сравнению с предыдущим годом. Это происходит и из-за глобальных изменений налоговых ставок, как это было с повышением ставки НДС на 2 процентных пункта, и из-за небольших корректировок, например, акцизов на бензин, в результате которых во многом мы видим постоянный рост цен на ГСМ, — грядущее повышение ставок в системе «Платон» отразится не только на доходах перевозчиков, но и на всех гражданах, — вводятся новые налоги на граждан, как это было в случае с налогом на самозанятых. И мы видим, что правительство вопреки обещаниям начинает разговоры о том, чтобы распространить этот налог на все регионы уже в следующем году.

Такие примеры можно приводить долго. Налоговая нагрузка на граждан растёт постоянно и серьёзными темпами, данный законопроект лишь в малой степени компенсирует рост этого давления. При этом я хочу обратить внимание на то, что крупному бизнесу, нефтеэкспортёрам правительство создаёт куда более льготные условия. Буквально сегодня мы с вами обсуждали компенсацию для нефтепереработчиков, то есть правительство, окончательно расписавшись в своём бессилии, в неспособности остановить рост цен на бензин, готово компенсировать нефтяникам выпадающие доходы, а нашим гражданам оно всего лишь даёт возможность общаться с налоговой через МФЦ. Это при том, что только прямая нагрузка на зарплату гражданина составляет более 50 процентов, а если посчитать косвенные налоги вроде того же «Платона», платы за мусор и так далее, то общая нагрузка может оказаться на уровне 100 процентов, то есть каждый гражданин, получая 1 рубль доходов, отдаёт государству 1 рубль. Зато нефтяникам мы создаём льготный режим.

Мы не согласны с такой политикой правительства. Необходимо изыскивать средства из других источников. Нужны радикальные, но справедливые решения, такие как введение прогрессивной ставки налога на доходы физических лиц, повышение нагрузки на экспортёров сырья, введение прямой шкалы для платежей в Пенсионный фонд и другие. Необходимо отказаться от политики «люди — новая нефть» и изыскивать средства где угодно, но только не в карманах граждан.

А данный законопроект наша фракция поддержит.

О проекте федерального закона № 759897–7 «О едином федеральном информационном ресурсе, содержащем сведения о населении Российской Федерации».

17.09.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Законопроект предполагает создание единого централизованного информационного ресурса, который будет содержать базовые сведения о гражданах Российской Федерации. В целом идея создания такого ресурса выглядит правильной. Во-первых, мы входим в эру цифровой трансформации и оптимизации базы государственных органов, это важный процесс цифровизации государственного управления. Во-вторых, сейчас данные граждан разбросаны почти по двум сотням различных реестров и баз данных, что делает их использование крайне сложной задачей и для органов власти, и для самих граждан. Появление единого ресурса для хранения базовых сведений о гражданах действительно может достичь целого ряда благих целей и для общества, и для граждан. Теоретически должны повыситься оперативность и качество принимаемых решений в сфере государственного и муниципального управления, могут быть обеспечены достоверность и актуальность информации о гражданах, могут сократиться сроки оказания государственных (муниципальных) услуг, исполнения государственных и муниципальных функций.

Однако на пути к этим вполне правильным целям в представленном законопроекте заложены две принципиальные проблемы. Первая — это сохранность персональных данных. В самом законопроекте нет никаких механизмов и гарантий сохранности данных, собранных в реестры. Я хочу напомнить, что в этих реестрах будет храниться достаточно чувствительная для граждан информация, это не только фамилия, имя, отчество и дата рождения, но и, например, паспортные данные, идентификаторы — номера СНИЛС, ИНН, медстраховки и другие.

Законопроект ссылается на действующее законодательство Российской Федерации о персональных данных как на гарантию сохранности этих данных, но мы все прекрасно знаем, как у нас сейчас это работает, какой уровень защиты граждан оно обеспечивает. Буквально пара примеров. В 2017 году из Пенсионного фонда России в открытый доступ утекли личные данные более 17 тысяч человек, в том числе даты их рождения, адреса регистрации и номера СНИЛС. В апреле этого года из-за проблем в защите электронных площадок в общий доступ попала информация более чем о двух миллионах россиян, в том числе паспортные данные, номера СНИЛС и сведения о трудоустройстве. Буквально за пару недель до этого, в начале апреля в Интернете оказалась база данных пациентов «скорой помощи» нескольких подмосковных городов, из неё можно узнать имена, адреса, телефоны, а также состояние здоровья обратившихся к врачам

Вопросы о сохранности данных всё чаще задают и наши избиратели. Граждане постоянно сталкиваются, например, с такими ситуациями: поступают рекламные звонки из банков, из страховых организаций, хотя гражданин не давал им своих контактных данных. Часто звонки из банков поступают сразу после оформления кредита, то есть банки получают доступ к персональным данным буквально в течение нескольких часов после оформления кредитного договора. Предпринимателям, зарегистрировавшимся в ФНС, буквально в течение часа на личные телефоны начинают поступать звонки от банков с предложениями об открытии счёта компании, то есть указанные для связи телефоны оказываются в распоряжении банков практически сразу после регистрации компаний. Все эти примеры говорят как о несовершенстве законодательства в сфере хранения персональных данных, так и о недостаточном контроле за базами данных, и сегодня мы принимаем решение о создании единого реестра данных обо всех гражданах страны, не предусматривая никакой дополнительной защиты этих данных.

Считаю, что в законопроекте необходимо предусмотреть более жёсткие гарантии и механизмы сохранности персональных данных, входящих в реестр

Вместе с тем отмечу вторую принципиальную проблему представленного законопроекта: он не является законом прямого действия, установление основных параметров сбора и хранения данных отнесено к полномочиям правительства, в том числе таких важных, как утверждение порядка предоставления сведений, содержащихся в едином федеральном ресурсе о населении; установление порядка формирования, внесения изменений, восстановления записи федерального ресурса о населении; утверждение порядка формирования номера записи федерального ресурса о населении; утверждение порядка направления сведений для формирования и ведения федерального ресурса о населении, включая перечень указанных сведений и сроки их направления; установление порядка функционирования федеральной информационной системы.

Законопроект не даёт, например, ответа на вопрос: как может гражданин исправить в едином реестре неверные сведения о самом себе? Предполагается, что Федеральная налоговая служба будет делать это посредством направления запросов в соответствующие органы, но правовая процедура запроса на внесение изменения от гражданина в законопроекте не определена. На мой взгляд, с таким подходом нельзя согласиться.

Буквально недавно мы говорили о том, что нам необходимо принимать больше законов прямого действия. Как раз в данном случае будет вполне оправданно не относить к полномочиям правительства определение ключевых параметров функционирования реестра. Считаю, что законопроект необходимо серьёзно доработать, как минимум внести в сам законопроект порядок формирования, внесения изменений и восстановления записи федерального ресурса о населении, порядок предоставления сведений из реестра, порядок внесения исправлений в реестр. Эти процедуры прямо касаются защиты персональных данных, защиты прав граждан, поэтому гарантии этих прав и сохранности данных должны быть зафиксированы в самом законопроекте в виде чётко прописанных процедур.

В связи с этим наша фракция не будет поддерживать данный законопроект в такой редакции.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 819987–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» (в части уточнения параметров федерального бюджета).

21.11.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Корректировки бюджета на 2019 год — это последняя возможность исправить недостатки бюджета на текущий год и создать базис для реализации нового трёхлетнего бюджета страны. Над законопроектом была проделана большая работа как комитетом по бюджету, так и комитетамисоисполнителями, депутатами и сотрудниками аппаратов комитетов. Вместе с тем именно эти корректировки проявили целый ряд системных проблем в экономическом планировании и в бюджетном процессе.

Основная проблема состоит в том, что мы наблюдаем явные признаки окончательного скатывания экономики в стагнацию. После уточнения прогноза социально-экономического развития рост ВВП предполагается в этом году на уровне 1,3 процента, а роста реально располагаемых доходов населения по факту опять нет. И всё это — последствия политики правительства, результат накачки Фонда национального благосостояния деньгами, которые изымаются из экономики и лежат мёртвым грузом. Да, он обеспечивает стабильность, но стабильность медленно и мучительно тонущего корабля.

Ещё одна проблема — это то, что, мы на практике видим, нефтегазовые доходы уже не могут быть драйвером экономики, но других доходов у нас просто нет. Снижение прогнозной цены на нефть всего на 1 доллар — и бюджет теряет почти 400 миллиардов рублей доходов. К счастью, ситуацию спасают доходы, не связанные с нефтью и газом, и благодаря им общее падение доходов составляет всего 200 миллиардов рублей. Но эти ненефтегазовые доходы не связаны с экономическим ростом: самый большой прирост, почти 90 миллиардов рублей, обеспечен внутренним НДС и связан с повышением качества администрирования; на втором месте — доходы за счёт неиспользованных средств федерального бюджета, 70 миллиардов рублей, то есть это доходы от плохо исполненных государством обязательств, и в этом нет предмета ни для радости, ни для гордости. На два этих источника приходится три четверти прироста, и это всё, что можно сказать о росте экономики во втором полугодии: его просто нет.

И на что же нам предлагается потратить те небольшие ненефтегазовые доходы, которые мы получаем? Самый большой объём — 160 миллиардов рублей — на имущественный взнос в государственную корпорацию развития «ВЭБ.РФ». Цель — компенсация негативного влияния по ряду активов этой госкорпорации и наращивание её кредитного портфеля для исполнения майского указа президента. Однако при этом сокращаются расходы на социальную поддержку, на здравоохранение, на обеспечение граждан доступным и комфортным жильём и другое. Наверное, имущественный взнос в ВЭБ в целом важен, но есть и более важные вопросы, которые стоило бы решать в первую очередь, — это средства на повышение зарплат врачей, учителей, других работников бюджетной сферы, это средства на жильё для северян, бамовцев, ветеранов боевых действий, многодетных и молодых семей, это средства на тушение лесных пожаров и на многое другое.

Анализируя расходы, мы видим, что в целом приоритетом вновь выбраны не люди и решение их проблем, а, возможно, важные, но далеко не первоочередные вопросы. Мы снова видим, что государство не исполняет своих обязательств перед гражданами в полном объёме и даже не пытается это делать. Да, как известно, маленькое и рваное бюджетное одеяло сложно натянуть так, чтобы согреться, но давайте будем им прикрывать хотя бы наших граждан, а не корпорацию «ВЭБ.РФ».

Спасибо за внимание

О проекте федерального закона № 947862–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О перечислении части доходов, полученных Центральным банком Российской Федерации от продажи обыкновенных акций публичного акционерного общества «Сбербанк России».

12.05.2020

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Представленным законопроектом нам предлагается наделить правительство правом в том числе изменить условия договоров, по которым была продана часть акций Сбербанка и ВЭБ.РФ. В качестве основания указывается угроза: в ситуации волатильности на финансовых рынках действующие условия договоров могут привести к нарушению нормативов достаточности капитала и окажут сдерживающее влияние на кредитную активность банков. Речь идёт о сделках разных лет, но мы понимаем, что в этот список может попасть и сделка, которая была проведена в начале этого года.

Я напомню, что с самого начала эта сделка в текущей экономической ситуации вызывала массу вопросов, например: зачем государство продаёт, по сути, само себе Сбербанк или зачем для этого задействуются средства Фонда национального благосостояния? Нам объясняли, что это нужно, чтобы выполнить поручения президента, данные в рамках январского послания Федеральному Собранию, — правда непонятно, что мешает профинансировать эти расходы напрямую из фонда, просто вернув нужные средства в бюджет Российской Федерации? Ответы на эти вопросы мы так и не услышали, что заставляет нас считать, что реальная цель сделки скрыта от общественности.

Сегодня нам предлагается и вовсе дать правительству право изменить условия сделки и передать права требования в состав источников основного капитала ПАО «Сбербанк». Эта политика вызывает массу вопросов.

В текущей, крайне тяжёлой для экономики ситуации правительство тратит недели и месяцы на выработку мер поддержки для малых и средних предприятий, для граждан, особенно для малоимущих, многодетных семей и семей с детьми-инвалидами. При этом предложения правительства, а нам сегодня представили уже третий пакет мер поддержки, выглядят крайне неубедительными и не могут никого спасти. Только прямыми решениями президента оказывается хоть какая-то поддержка гражданам и малым предприятиям, но и она крайне недостаточна. И даже эта поддержка оказывается очень медленно и не в полном объёме — достаточно вспомнить вчерашние слова президента о том, что до сих пор не все врачи получили дополнительные выплаты. При этом, когда нужно помочь Сбербанку, который в текущей ситуации явно не испытывает каких-то серьёзных проблем, законопроект вносится оперативно, правительство наделяется правом задним числом менять параметры сделки, которые должны были многие месяцы готовиться десятками специалистов и учитывать даже те сложности, с которыми банк в итоге столкнулся. Одновременно и к банкам также есть серьёзные вопросы, в том числе и к упомянутому в законопроекте Сбербанку, который крайне неохотно идёт на предоставление кредитных каникул гражданам.

Исходя из изложенного мы считаем, что вся политика правительства нуждается в серьёзной корректировке. В первую очередь федеральное правительство должно сместить приоритеты на оперативную и максимально широкую поддержку наиболее пострадавших от эпидемии предприятий и граждан, а не банков и крупного бизнеса.

Что касается представленного законопроекта, то мы не считаем достаточными приведённые основания для передачи дополнительных прав правительству и не будем поддерживать эту инициативу

Спасибо за внимание.

Общественная приемная

Задать вопрос

To Top