Защита поправок, внесенных в законопроекты ко второму чтению

О проекте федерального закона № 476242–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» (в части уточнения параметров федерального бюджета на 2018 год). Внесен Правительством РФ.

19.06.2018

ЩАПОВ М. В Уважаемые коллеги, уважаемый Вячеслав Викторович! В поправке предлагается бюджетные ассигнования на осуществление социальных выплат для приобретения жилья гражданами, выезжающими из районов Крайнего Севера, увеличить в два раза по отношению к сумме, которая заложена в федеральном бюджете на 2018 год. Сейчас почти 200 тысяч очередников имеют право на переселение. Общая сумма расходов, требуемых для исполнения этого обязательства перед ними, порядка 400 миллиардов рублей, на этот год заложено 5,6 миллиарда — такими темпами последние списочники получат жильё через 68 лет. При этом 80 процентов очередников—это пенсионеры и инвалиды, которые и десять лет не могут ждать, и выехать они не могут самостоятельно, иначе за пятнадцать лет стояния в очереди уже сделали бы это. Увеличить финансирование предлагаю путём перераспределения средств, за счёт средств, предусмотренных по статьям Минпромторга. Считаю, что сейчас наши социальные обязательства перед гражданами должны иметь больший приоритет, а в будущем предложил бы предусматривать в бюджете не меньше 40 миллиардов рублей в год на эти цели, чтобы максимум за десять лет решить этот вопрос.

Прошу поддержать поправку

ЩАПОВ М. В Уважаемые коллеги, поправкой предлагается увеличить субвенции Иркутской области на осуществление полномочий в области лесных отношений в 2018 году в два раза.

Ежегодно мы теряем миллионы гектаров леса, а лес —это наш ценнейший ресурс, и, в отличие от нефти, это возобновляемый ресурс: он может приносить доход в бюджет через десятки лет. Но в последние годы мы наблюдаем угрожающую ситуацию с лесными пожарами: площадь, пройденная огнём, растёт катастрофическими темпами. Начиная с 2006 года ни разу эта цифра не опустилась ниже 1 миллиона гектаров, последние три года площадь лесов, пройденная огнём, составляет 2,5 миллиона гектаров. Проблема решается двумя методами — покупкой новой техники и привлечением людей на пожароопасный сезон, то есть это тот редкий случай, когда проблема решается деньгами и их правильным управлением. Простой пример. В Качугском районе Иркутской области в 2017 году ввели в действие пожарохимическую станцию третьего типа стоимостью 75 миллионов рублей, благодаря этому площадь пожаров в 2017 году сократилась в пять раз по сравнению с предыдущим периодом. Сейчас пожароопасный период, снова будем гореть, но в текущей корректировке бюджета финансирование в области лесных отношений для Иркутской области, например, увеличено менее чем на 0,6 процента, для других лесных регионов увеличение также минимальное.

Предлагаю увеличить финансирование по разделу лесных отношений и предусмотреть на эти средства покупку новой техники для тушения лесных пожаров. Увеличить финансирование предлагаю путём перераспределения средств за счёт средств, предусмотренных по статьям Минпромторга. Также предлагаю в будущем проработать отдельную программу по оснащению лесхозов современной техникой и доукомплектования их штата на пожароопасный период.

Прошу принять поправку

О проекте федерального закона № 631904–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» (в части предоставления права на бесплатное получение пайкового угля). Внесен депутатами Госдумы.

17.04.2019

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Данной поправкой предлагается расширить перечень получателей пайкового угля, а именно дополнить его пенсионерами, которые проработали более десяти лет не только на шахтах и разрезах, но также и на поверхности. Это рабочие обогатительных фабрик, погрузочно-транспортных управлений, рудоремонтных и ремонтномеханических заводов, водоканализаций и других предприятий угольной отрасли вспомогательного цикла. Эти люди также принимали и принимают участие в цикле добычи угля и обеспечивают работу шахтёров. Будет справедливо дать и им право на получение пайкового угля, тем более что речь идёт о людях, которые проживают в домах с печным отоплением и бесспорно нуждаются в поддержке. Таких людей не так много: например, в Иркутской области, где достаточно много угледобывающих предприятий, в случае принятия поправки добавится всего порядка 360 человек.

О проекте федерального закона № 636289–7 «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (в части приведения терминологии в соответствие с законодательством Российской Федерации; принят в первом чтении 14 марта 2019 года с наименованием «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации»). Внесен Правительством РФ.

18.04.2019

ЩАПОВ М. В. Данной поправкой предлагается распространить налоговые вычеты не только на сотрудников федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы, но и на сотрудников противопожарной службы субъектов Российской Федерации. Речь идёт о налоговом вычете в размере 3 тысяч рублей для людей, которые принимали участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Прошу поддержать поправку.

О проекте федерального закона № 609452–7 «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования правового регулирования отношений в сфере государственных (муниципальных) заимствований, управления государственным (муниципальным) долгом и государственными финансовыми активами Российской Федерации и признании утратившим силу Федерального закона «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» (принят в первом чтении 21 мая 2019 года с наименованием «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в целях совершенствования правового регулирования отношений в сфере государственных (муниципальных) заимствований, управления государственным (муниципальным) долгом и государственными финансовыми активами Российской Федерации»). Внесен Правительством РФ.

24.07.2019

ЩАПОВ М. В. Уважаемые коллеги, уважаемый Иван Иванович! Данной поправкой я предлагаю исключить одно из ограничений по обращению с госдолгом для регионов, которое вводится в законопроекте. Суть поправки в том, чтобы исключить из части 18 статьи 103 Бюджетного кодекса пункт 2.

Правительство предлагает в качестве одного из условий размещения субъектами и муниципальными образованиями государственных ценных бумаг получение кредитного рейтинга не ниже уровня, который устанавливается правительством, от одного или нескольких рейтинговых агентств, перечень которых также определяется правительством. Эта норма создаёт избыточное регулирование там, где вполне работают обычные экономические законы: регионы и так заинтересованы в получении кредитного рейтинга, инвесторы и так ориентируются на этот рейтинг при покупке облигаций, они и так не будут покупать высокорисковые бумаги регионов с низким рейтингом. Предлагается лишить регионы права выбора, заменив вполне работающие экономические стимулы на законодательные. На мой взгляд, у регионов должна быть возможность выбора рейтингового агентства, они должны иметь право осуществить заём с любым рейтингом или вообще без рейтинга. Законопроект лишает их этого права, ставит муниципальные образования, субъекты в неравное положение, лишает их права выбора и ответственности за свои действия. Кроме того, данное условие является не только избыточным и ненужным, но и потенциально затратным для бюджетов, а также коррупционным. Во-первых, присвоение рейтинга стоит порядка 1 миллиона рублей. Не все субъекты и муниципальные образования могут позволить себе такие расходы, и мы не должны изза этого лишать их возможности привлекать финансирование. Во-вторых, есть очевидный коррупционный фактор: обязанность получать рейтинг не ниже установленного уровня от определённых правительством рейтинговых агентств — это условие для коррупции, ведь всегда появятся желающие договориться о более высоком рейтинге.

В связи с изложенным предлагаю принять данную поправку

О проекте федерального закона № 489161–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий». Внесен Правительством РФ.

26.09.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемые коллеги, поправкой предлагается вывести из-под действия данного закона граждан, проживающих в регионах, где ожидаемая продолжительность жизни составляет для мужчин меньше 75 лет, а для женщин — меньше 80 лет. Сегодня средняя ожидаемая продолжительность жизни в 47 субъектах для мужчин меньше 65 лет, то есть даже ниже предполагаемого возраста выхода на пенсию; у женщин ситуация лучше, но только в двух регионах — в Москве и в Ингушетии — женщины в среднем будут жить на пенсии 20 лет, что является нормой для европейских стран, на которые ссылается правительство. В такой ситуации принятие предлагаемого законопроекта с формулой «65 на 60» для многих людей выглядит просто варварством.

В случае принятия моей поправки средняя ожидаемая продолжительность жизни во всех регионах после выхода на пенсию будет превышать для мужчин 10 лет, а для женщин — 20 лет, тем более что в майском указе президент поручил правительству обеспечить достижение показателя продолжительности жизни — 80 лет и наделил его для этого достаточными полномочиями. Более того, поправка будет стимулировать региональные власти более интенсивно решать проблемы здравоохранения, экологии, другие проблемы, чтобы добиваться роста ожидаемой продолжительности жизни в отдельно взятом регионе во исполнение майского указа президента.

В заключение хочу сказать, что я, как и вся фракция КПРФ, выступаю против действующей редакции законопроекта и буду голосовать против. И в этом решении я опираюсь на позицию 98 процентов своих избирателей, которых я услышал в ходе опросов и личных встреч. К сожалению, отзывы из большинства регионов не отражают волю народа. В частности, у меня на руках имеется обращение к Госдуме от большинства депутатов Законодательного Собрания Иркутской области — представителей трёх фракций, они категорически против этого законопроекта, но, к сожалению, руководству Заксобрания удалось по формальным, бюрократическим основаниям избежать обсуждения законопроекта и подготовки официального отзыва по нему. Мои коллеги этим обращением к Госдуме показывают, что они против и что их большинство. Уверен, если бы в других региональных парламентах состоялось объективное обсуждение этого вопроса, Государственная Дума получила бы большое количество отрицательных заключений из регионов, особенно из тех регионов, где ожидаемая продолжительность жизни ниже предлагаемого возраста выхода на пенсию.

Прошу депутатов принять мою поправку, выводящую из-под действия данного закона граждан, проживающих в регионах, где ожидаемая продолжительность жизни составляет для мужчин меньше 75 лет, а для женщин — меньше 80 лет.

Спасибо за внимание.

О проекте федерального закона № 802503–7 «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов». Внесен Правительством РФ.

19.11.2019

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данная поправка крайне важна для страны: предлагается увеличить в 3 раза субвенцию на осуществление регионом отдельных полномочий в области лесных отношений.

По сути поправки. Уже всеми признано: экспертами, профильными депутатами, чиновниками, — что денег на охрану, восстановление лесов и тушение лесных пожаров катастрофически не хватает. Федеральным центром выделяется в разы меньше средств, чем необходимо, по лесным регионам финансирование менее 30 процентов необходимого. И это основная причина того, что уже много лет растёт площадь лесных пожаров: в этом году она составила порядка 10 миллионов гектаров, это площадь небольшого российского региона. И несмотря на огромный общественный резонанс (а я напомню, что под петицией о срочном тушении лесных пожаров в этом году было собрано более 1 миллиона подписей), несмотря на выводы Счётной палаты о недостаточности финансирования полномочий в лесной отрасли, мы видим, что в федеральном бюджете на 2020 год никаких изменений не произошло: средства на субвенцию в сфере лесных полномочий остались на прошлогоднем уровне — 30 миллиардов рублей. А это значит, что и в следующем году, скорее всего, количество пожаров не уменьшится, потому что при текущем финансировании денег не хватает буквально ни на что: штат инспекторов укомплектован менее чем на 50 процентов, и они получают нищенские зарплаты; в пожароопасный период не хватает средств на технику, на ГСМ, на расходные материалы, не хватает лесных пожарных

Я не согласен с позицией правительства, что источник — выделение средств из резервного фонда — неправильный: я напомню, что именно из резервного фонда и выделяются средства в течение года на тушение пожаров. Поэтому будет правильно это сделать уже сейчас, чтобы более эффективно и рачительно потратить деньги и сохранить леса.

Прошу поддержать поправку

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данной поправкой я прошу увеличить объём финансирования на охрану, на восстановление лесов и на тушение лесных пожаров уже в Иркутской области. Иркутская область — это один из самых крупных по площади лесов регион в стране, и как раз в Иркутской области объём текущего финансирования составляет менее 30 процентов от необходимых затрат. Средств не хватает буквально на всё, как я уже говорил, что и является причиной и незаконной рубки, потому что не хватает лесных инспекторов, и постоянно растущих площадей лесных пожаров. В этом году общая площадь, пройденная огнём, в Иркутской области составила более 2 миллионов гектаров. Кроме этого, 27 процентов лесного фонда региона отнесено к резервному фонду, а на его тушение средства в федеральном бюджете вообще не закладываются; 74 процента лесного фонда региона — это зона лесоавиационных работ, где тушение сопоставимого пожара обходится в 20 раз дороже, чем в зоне наземных работ.

И я считаю, что, если мы хотим реально решить проблему незаконных рубок и пожаров в одном из самых лесных регионов, нужно выделять в полном объёме финансирование на эти цели. В связи с этим предлагаю увеличить объём субвенций для Иркутской области почти в 3 раза, что соответствует фактическим затратам региона на исполнение данных полномочий.

Прошу поддержать поправку.

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Двумя следующими поправками я предлагаю увеличить субвенцию на закупку лесохозяйственной и лесопожарной техники для Иркутской области. Как я уже говорил, Иркутская область — это один из крупнейших по площади лесов регион в стране, и поэтому, чтобы эффективно бороться с незаконной рубкой и лесными пожарами, а не на словах, кроме всего прочего необходимо постоянно закупать лесохозяйственную и лесопожарную технику. Из-за нехватки сотрудников лесхозов в среднем на одного лесного инспектора в Иркутской области приходится квадрат 50 на 50 километров — естественно, без машины такую площадь проконтролировать невозможно, и это способствует и незаконным рубкам, и пожарам. Сейчас на лесопатрульную технику в бюджете на 2020 год заложено почти 20 миллионов рублей. Чтобы соответствовать потребностям, нужно как минимум ещё 15 миллионов рублей, что я и предлагаю сделать первой поправкой, поправкой 17.

Второй поправкой, поправкой 18, я предлагаю в 2 раза увеличить финансирование для закупки лесопожарной техники. Сейчас на регион заложено на три года 336 миллионов, и это примерно четыре пожарнохимические станции третьего типа, а потребность региона — восемь станций. Покупка пожарно-химической станции позволяет снизить площади пожаров в зоне наземного контроля в десятки раз, поэтому, чем быстрее мы закроем всю потребность региона в лесопожарной технике, тем быстрее мы сможем кардинально уменьшить площадь лесных пожаров в опасной близости от населённых пунктов. Для этого я предлагаю увеличить финансирование субвенций на закупки лесопожарной техники в 2 раза.

Прошу поддержать поправку.

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данная поправка является следствием продолжения работы над проблемой с обеспечением жильём ветеранов боевых действий. Я напомню, что сейчас право на жилищную субсидию имеют те ветераны, которые встали на очередь не позднее 1 января 2005 года. По данным правительства, до сих пор в очереди на получение субсидии стоят более 15 тысяч ветеранов боевых действий. Получается, что люди, чьи заслуги перед Родиной признало государство, ждут своей очереди уже более 15 лет

В проекте бюджета заложено по 2 миллиарда рублей в год на предоставление жилья — при таких темпах финансирования ещё шесть лет будет сохраняться очередь, то есть последние в очереди получат субсидию через 20 лет после того, как встали на очередь. Считаю, что такие темпы исполнения обязательств неприемлемы, в связи с чем предлагаю увеличить объём финансирования в 2 раза, чтобы за три года полностью исполнить обязательства перед людьми.

Предлагаю поддержать поправку.

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Поправкой предлагается увеличить объём средств на переселение граждан из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Сейчас в бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов на эти цели заложено около 5 миллиардов рублей в год. Хочу напомнить, что этот вопрос стоит уже более 20 лет. На данный момент 190 тысяч семей всё ещё стоят на очереди, и, чтобы полностью исполнить все обязательства, нужно 473 миллиарда рублей, но на ближайшие три года заложено 15 миллиардов, то есть при таком финансировании очередь просуществует ещё 100 лет. Конечно, это неприемлемая ситуация.

Депутаты Госдумы неоднократно поднимали эту проблему. В прошлом году при принятии бюджета мы договорились, что правительство будет искать решение и предложит программу, которая позволит переселить людей быстрее. Недавно, уже после первого чтения, правительство представило такие предложения, и, на мой взгляд, они крайне спорные. Например, предлагается проработать механизм, по которому можно заменить субсидию на жильё деньгами на первоначальный взнос по ипотеке для тех, кто хочет побыстрее продвинуться в очереди, то есть вместо исполнения обязательств мы собираемся ещё больше людей загнать в долговую кабалу. Мы прекрасно понимаем, что в этом случае средства на предоставление субсидий просто не будут выделяться, чтобы побудить как можно больше людей выбрать первоначальный взнос по ипотеке. Ещё одно предложение — расставить приоритеты в очереди и в первую очередь обеспечить жильём граждан самых уязвимых категорий. Предложение разумное, но где гарантии, что в итоге все остальные тоже получат жильё в разумные сроки?

На мой взгляд, предложения правительства пока вызывают массу вопросов, требуют серьёзного обсуждения и дискуссии, а всё это время люди будут продолжать ждать. В связи с этим предлагаю уже сейчас решать проблему, заложив дополнительное финансирование. Предлагаю удвоить объём средств, выделяемых из федерального бюджета на ближайшие три года. Однако это не решит проблему полностью, поэтому в последующем необходимо будет ещё больше увеличить финансирование.

Предлагаю поддержать поправку.

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! В поправке речь идёт о субсидии на компенсацию отдельным категориям граждан оплаты взноса на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме для Иркутской области. Данная субсидия федеральным центром недофинансируется, и на сумму недофинансирования я предлагаю увеличить расходы бюджета на 2020‑й и последующие годы.

Прошу поддержать поправку.

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Данной поправкой я предлагаю комплексно решить застарелую проблему недоступности санаторно-курортного лечения. Я предлагаю предусмотреть увеличение трансферта Фонду социального страхования с текущей суммы 5,5 миллиарда до 22 миллиардов рублей.

Я напомню, что на бесплатное санаторно-курортное лечение не реже чем раз в год имеет право ряд категорий граждан: ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды, ветераны боевых действий, работники тыла, блокадники, инвалиды с первой по третью группу, инвалиды с детства, «чернобыльцы», военные пенсионеры и ветераны труда, при этом, повторю, санаторно-курортное лечение должно предоставляться не реже чем раз в год. По факту выделяемых из федерального бюджета денег хватает не более чем на 40 процентов путёвок, поэтому ветераны, дети-инвалиды вынуждены ждать путёвку по два-три года и каждый год проходить довольно-таки унизительную процедуру постановки в очередь на очередной год. Это позорная и бездушная практика, которую необходимо прекратить.

Напомню, что в этом зале мы недавно задавали вопрос руководителю Фонда социального страхования: какой объём средств необходим, чтобы предоставлять путёвки ежегодно всем желающим? И получили ответ: финансирование должно быть увеличено в 4 раза. Поэтому своей поправкой я предлагаю решить данный вопрос и увеличить финансирование именно в 4 раза. Это не такие большие деньги — 16,6 миллиарда рублей дополнительно, — но это позволит прекратить унижение стариков и инвалидов.

Предлагаю поддержать поправку.

О проекте федерального закона № 1027743–7 «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов». Внесен Правительством РФ.

24.11.2020

ЩАПОВ М. В. Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Данными поправками предлагается увеличить финансирование по четырём субвенциям на осуществление отдельных полномочий в области лесных отношений для Иркутской области. Речь идёт о субвенциях на содержание системы лесхозов, закупку лесопожарной техники, техники для лесных инспекторов и на восстановление лесов. Потребность в средствах на охрану, защиту от пожаров и восстановление лесов значительно больше, чем сейчас заложена в федеральном бюджете. Год назад депутаты Госдумы поднимали вопрос о несовершенстве методики расчёта субвенций на исполнение регионами лесных полномочий, было признано, что средств выделяется значительно меньше необходимого. Так, например, Иркутской области на исполнение переданных полномочий необходимо 8 миллиардов рублей в год, а Федерация выделяет чуть больше 1 миллиарда — и, как следствие, рост количества пожаров, незаконная рубка, падение качества лесов. Вместе с тем в бюджете на 2021 год мы снова видим цифры, аналогичные цифрам 2020 года. Поправками правительства ко второму чтению объём средств увеличивается, но он всё же недостаточен. Своими поправками я предлагаю довести до требуемого объёма финансирования объём средств для Иркутской области. Прошу поддержать.

ЩАПОВ М. В. Поправкой предлагается выделить Иркутской области из федерального бюджета на условиях софинансирования субсидию на два объекта в городе Иркутске — это филиал Иркутской городской клинической больницы № 1 и комплекс из детской поликлиники на 400 посещений и женской консультации. Количество жителей, прикреплённых к этим медицинским учреждениям, превышает нормативы больше чем в 3 раза. Правительство Иркутской области направляло бюджетные заявки на строительство этих двух поликлиник и в 2019, и в 2020 году, проектно-сметная документация на оба объекта в наличии, по обоим объектам имеются положительные заключения, сформирован участок, есть разрешение на строительство, вся необходимая документация направлялась в соответствующие ФОИВы. Прошу поддержать данную поправку к бюджету.

ЩАПОВ М. В. Своей поправкой я предлагаю увеличить до необходимого финансирование субсидий на компенсацию отдельным категориям граждан оплаты взноса на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме для Иркутской области.

По состоянию на 1 октября 2020 года в Иркутской области зарегистрировано 20,5 тысячи льготников разных категорий. Общая потребность региона в финансировании указанных компенсаций в 2021 году составляет 36,5 миллиона рублей. Уровень федерального софинансирования установлен в размере 79 процентов. Эта же сумма и процент софинансирования указаны в расчёте распределения субсидий между субъектами Российской Федерации, приложенном к проекту федерального бюджета на 2021 год. Таким образом, объём федерального финансирования должен составлять 28,8 миллиона рублей, а в федеральном бюджете заложено 11,5 миллиона рублей. Своей поправкой я предлагаю увеличить объём финансирования до соответствующего методике.

Поправку прошу поддержать.

Вопросы министрам в ходе их отчетов перед депутатами, ответы на них, выступления от фракции

Отчёт министра иностранных дел
Российской Федерации С. В. Лаврова

25.01.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Сергей Викторович, я представляю в Госдуме Иркутскую область. Правительство Монголии планирует строительство нескольких ГЭС на притоках реки Селенги. Это строительство крайне беспокоит Прибайкальский регион, поскольку может иметь непредсказуемые последствия для акватории озера Байкал: Селенга — главный приток Байкала. Российские учёные полагают, что строительство ГЭС может привести к снижению уровня воды в озере и к нарушению годового стока самой реки, а это грозит серьёзными экологическими проблемами для Байкала, одного из ценнейших природных объектов России, включённого в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Между тем притоки Селенги не являются трансграничными реками, и хозяйственная деятельность Монголии на них не может регулироваться международными правилами и Соглашением по охране и использованию трансграничных вод, которое было ратифицировано нашими странами в 1995 году, необходимы иные решения и договорённости.

Сергей Викторович, какова позиция министерства по данному вопросу, участвует ли МИД в защите интересов нашей страны в этой сфере, какие решения возможны и какую помощь депутаты и руководство регионов могут оказать?

ЛАВРОВ С. В. Конечно, мы знаем об этой проблеме, мы активно занимаемся урегулированием этой ситуации. В ходе прошлогоднего, по-моему, визита в Монголию я лично с президентом Монголии на эту тему говорил. Наши руководители, и президент, и председатель правительства, в ходе контактов с руководством Монголии эту тему затрагивают. Но помимо, так сказать, обозначения проблемы мы монгольским коллегам через наши соответствующие экономические ведомства передали свою оценку ситуации и свои предложения о том, как её разрешить без строительства гидроэлектростанции: у нас есть возможности удовлетворить потребности Монголии в электроэнергии без того, чтобы подвергать риску экологическую систему Байкала и окружающую среду.

Отчёт министра транспорта Российской Федерации М. Ю. Соколова

22.03.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Максим Юрьевич, за прошлый год только на путях Восточно-Сибирской железной дороги погибло 74 человека, в том числе дети. Одна из основных причин гибели людей заключается в том, что на небольших станциях не хватает безопасных подземных, надземных переходов. Например, на ВСЖД станций, где требуется строительство надземного перехода, более тридцати. Стоимость строительства одного перехода составляет от 25 до 150 миллионов рублей. Компания «РЖД» отказывается строить переходы, ссылаясь на то, что это полномочие муниципалитетов, однако у муниципалитетов средств на их строительство нет, и в ближайшем будущем они вряд ли появятся.

Вопрос: планируется ли вами принятие мер, направленных на решение данной проблемы? Возможно ли включение строительства переходов в инвестпрограмму «РЖД» или реализация государственного проекта по повсеместному строительству таких сооружений?

СОКОЛОВ М. Ю. Спасибо за вопрос. Действительно, такая проблема существует. В прошлом году было более 2700 инцидентов на железной дороге, из них порядка 1700 — со смертельным исходом, к сожалению. Хотя это меньше, чем в предыдущем, 2015 году, но в абсолютном значении цифры, конечно, тревожные, тем более что каждая человеческая жизнь бесценна.

Компания «Российские железные дороги», развивая, увеличивая систему путей, трафик, частоту следования поездов, всегда закладывает в проектах строительства новых веток необходимые требования безопасности, строительство и надземных, и подземных пешеходных переходов. Примером этому служит проектирование высокоскоростной магистрали Москва — Казань, которая вообще будет на выделенном полотне и не будет пересекаться с улично-дорожной сетью.

Ну а что касается описанной вами ситуации в субъектах, в муниципалитетах, то в основном она имеет место в районах новостроек. Конечно же, развивая градостроительство, планируя новые районы, субъектам необходимо учитывать соответствующие требования безопасности для переходов через железнодорожные пути. Это должны делать муниципалитеты, но вы говорите, что у них нет денег, — это справедливо, тогда надо возлагать эту ответственность на самих застройщиков, ставить эту задачу перед ними. Мы в своей деятельности предусматриваем программу в том числе бесконфликтного пересечения дорог при развитии автомобильных магистралей. Примерами может служить трасса Лосево — Каменногорск или подходы к Керченскому транспортному переходу, Крымскому мосту, там строятся соответствующие путепроводы. Таким образом, все новые проекты, которые реализуются, решение этих задач предусматривают, в отношении старых районов или новостроек необходимо искать соответствующие решения на региональном уровне.

Отчёт Министра культуры Российской Федерации В. Р. Мединского

17.05.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Владимир Ростиславович, в Иркутской области мы столкнулись с серьёзной проблемой в сфере государственной охраны объектов культурного наследия. Как вы знаете, наш регион — один из центров деревянного зодчества России, и в соответствии с 73‑м федеральным законом и Градостроительным кодексом реконструкция объектов культурного наследия на Байкальской территории, в которую входит почти вся территория Иркутской области, требует проведения экологической экспертизы. Затраты на неё по одному объекту составляют около 1 миллиона рублей. Безусловно, экологическая экспертиза необходима в отношении объектов, которые могут нанести вред экологии озера Байкал, но вопрос вам, как распорядителю бюджетных средств: зачем мы тратим огромные суммы на эту процедуру по объектам деревянного зодчества со столетней историей, а иногда даже и больше, когда могли бы распорядиться ими более эффективно? Как вы считаете, не стоит ли пересмотреть требования Градостроительного кодекса в части экологической экспертизы для объектов культурного наследия?

МЕДИНСКИЙ В. Р.  Скажу откровенно: это узкопрофессиональный вопрос, поэтому я с лёту ответить на него не готов. Дайте мне, пожалуйста, информацию в письменном виде, в чём проблема, какого рода экспертиза. На восстановление объектов деревянного зодчества идут точно не федеральные средства. Давайте посмотрим — если проблема есть, мы ею займёмся.

Отчёт министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации С. Е. Донского

21.06.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Сергей Ефимович, незаконная добыча охотничьих и рыболовных ресурсов наносит огромный вред экологии и экономике нашей страны. На законодательном уровне инструменты для борьбы с браконьерством есть. Так, например, в законе № 150-ФЗ установлена уголовная ответственность за незаконную добычу и оборот объектов животного мира, занесённых в Красную книгу Российской Федерации, но, по экспертным оценкам, ущерб от браконьерства остаётся высоким, иногда даже превышает объём легальной добычи и исчисляется десятками миллиардов рублей. В частности, для Иркутской области эта проблема крайне важна. У нас каждый год от браконьеров гибнет порядка тысячи голов уникальной байкальской нерпы. Также браконьерство является одной из главных причин сокращения численности байкальского омуля — символа озера. В связи с этим вопросы, Сергей Ефимович: в каком состоянии сейчас находится борьба с браконьерством и насколько эффективны меры противодействия браконьерству?

ДОНСКОЙ С. Е. Тема браконьерства, как я отметил в своём докладе, одна из ключевых, когда мы говорим о численности животных. На самом деле увеличение нарушений, по сравнению с прошлым годом, составило 10 процентов, эта цифра из доклада. Какие меры принимаются? Ну, во‑первых, разработан и проходит согласования законопроект, предусматривающий создание института общественных охотничьих инспекторов, тем самым увеличивается количество вовлечённых в эту сферу людей, которые будут заинтересованы в том, чтобы бороться с браконьерством. Также разрабатывается законопроект о наделении государственных охотничьих инспекторов гарантиями государственной защиты по аналогии с должностными лицами правоохранительных органов. Есть очень много примеров, когда реальная борьба с браконьерами завершалась летально, я сталкивался с тем, что, когда инспектора находятся в поле, борются с браконьерами, их дома поджигают. Нам обязательно нужно обеспечивать гарантии, страхование имущества для людей, которые этим занимаются, так как их деятельность сопряжена с повышенным риском, нет смысла здесь об этом подробно говорить, все хорошо это знают.

Теперь об экономических механизмах. Мы сейчас поэтапно увеличиваем финансовое обеспечение осуществления переданных полномочий субъектам Российской Федерации, было соответствующее поручение. С одной стороны, в этом году мы в очередной раз планируем увеличить (соответствующую заявку мы подали в Минфин) общий объём субвенций как раз для того, чтобы субъектам поступало больше средств на это направление деятельности в сфере охотничьего хозяйства, с другой стороны, нужно увеличивать доходы бюджетов субъектов, для этого мы планируем ввести (уже подготовлен соответствующий законопроект) новые ставки платы при пользовании охотничьими ресурсами, доходы от предоставления разрешений на добычу охотничьих ресурсов поступают субъектам. Увеличение объёма доходов можно будет использовать для обеспечения техникой местных инспекторских служб, плюс к этому, как я уже говорил, будет увеличение объёма субвенций со стороны федерального бюджета.

Отчёт министра обороны Российской Федерации С. К. Шойгу

22.07.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Сергей Кужугетович, у меня тоже вопрос про патриотическое воспитание, наверное

Сейчас на территории от Красноярска до Хабаровска нет ни одной военной кафедры или учебного военного центра, после закрытия в 2009 году авиационного училища в Иркутске на территории от Новосибирска до Владивостока нет ни одного военного образовательного учреждения среднего профессионального образования. Между тем ко мне неоднократно обращались как представители вузов моего региона, так и избиратели, спрашивали, нет ли возможности вернуть училище или военную кафедру. Логика таких обращений понятна: военные кафедры и училища оказывают самое благотворное влияние на социально-культурную среду городов, на моральное состояние общества, на воспитание молодёжи. Хотелось бы услышать от вас о планах Минобороны по развитию сети военных училищ и военных кафедр — есть ли шанс, что на территории Восточной Сибири в ближайшее время появятся своё училище, военная кафедра, и что могут сделать региональные власти для этого?

ШОЙГУ С. К. Спасибо за вопрос. А вы откуда? Из Иркутской области?.. Ну, я видел, вы читали, а я вам на память скажу: в прошлом году на территории от восточных границ до Красноярска было открыто четыре военных кафедры. У нас прекрасный военный институт в университете в Красноярске, мы завершили строительство ряда президентских кадетских училищ, мы построили большое кадетское училище в Кызыле, мы открыли Пансион воспитанниц Министерства обороны там же, в Кызыле (ну, причины понятны, надеюсь). Может быть, вы не знаете, но мы завершили большую работу по подготовке и принятию закона, и, спасибо депутатам, у нас впервые со времён я уж не знаю каких, — наверное, этого и не было никогда — в соответствии с этим законом все без исключения имеют возможность пройти срочную службу без отрыва от учёбы. Эта инициатива, которая была вами поддержана, прозвучала в послании президента, и на сегодняшний день там, где нет военной кафедры, можно пройти обучение в учебных заведениях Министерства обороны, для этого есть все условия.

Если говорить о дальнейшем развитии, расширении образовательной сети Министерства обороны, то надо сказать, что она у нас достаточна, избыточной она быть не может: дальнейшее расширение — это не только затраты, это значит, что мы будем плодить специалистов, которые потом пойдут служить непонятно куда. Мы завершаем большую программу по покрытию большого кадрового провала, который, к сожалению, образовался в определённое время. Мы вынуждены были в позапрошлом году принять решение о возвращении на службу порядка 15 тысяч офицеров, которые были уволены, кроме того, мы вынуждены были продлить, особенно по лётно-подъёмному составу и по особо сложным военным специальностям, срок службы на пять лет. Мы, наверное, только в 2018 году закроем дефицит лётного состава, на прошлый год он у нас составлял 1300 лётчиков, но мы делаем в этой части всё, что можем.

Если говорить о вашей инициативе — ну, вы скажите, где: мы не можем по всей стране, в каждом городе открывать военные кафедры, так не бывает. У нас есть военные кафедры, где мы готовим сержантов и рядовых, также есть законодательная инициатива (по ней, по-моему, на прошлой неделе докладывал заместитель министра Панков Николай Александрович), в рамках которой мы предлагаем для выпускников средних профессиональных образовательных учреждений установить либо год срочной службы, либо два года контрактной службы по полученной специальности. Мы создаём научные роты, научно-производственные роты, то есть мы делаем всё, для того… (Микрофон отключён).

Отчёт министра Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий В. А. Пучкова

Тема: «Развитие системы гражданской обороны, защиты населения и территорий и обеспечения пожарной безопасности в современных условиях»

20.09.2017

Выступление от фракции по итогам отчета министра

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Иван Иванович, уважаемый Владимир Андреевич, уважаемые коллеги! В первую очередь хочу поблагодарить от имени фракции весь коллектив Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий за проделанную работу. Можно много обсуждать проблемы и недоработки, но одна цифра заставляет нас быть благодарными вам и вашим коллегам: почти 150 тысяч человек было спасено благодаря усилиям сотрудников МЧС только за восемь месяцев этого года, 230 тысяч человек — в 2016 году, и ещё 220 тысяч — в 2015 году. Нет ничего ценнее человеческой жизни, и каждый спасённый человек — это уже подвиг, а 230 тысяч спасённых ежегодно — это неоценимая работа на благо страны и народа.

В прошлом году я работал в составе штаба по поиску борта МЧС, который разбился в Иркутской области во время тушения лесных пожаров. Тогда я в полной мере смог оценить всю самоотверженность и героизм экипажа, который, несмотря на сильное задымление, с огромным риском для жизни продолжал тушить горящую тайгу и погиб при исполнении своего долга.

Уважаемый Владимир Андреевич, примите слова благодарности за работу всех коллективов сотрудников, работающих в системе МЧС

Теперь несколько слов об итогах работы министерства. В целом можно отметить, что министерство по чрезвычайным ситуациям справляется с поставленными задачами, однако в последние годы мы наблюдаем ежегодное сокращение бюджета, выделяемого министерству: в 2015 году было 178 миллиардов рублей, в этом — уже 165 миллиардов. Насколько я понимаю, это связано с завершением ряда федеральных целевых программ, на которые приходится добрая часть бюджета ведомства. Но думаю, мы все понимаем, что риск возникновения чрезвычайных ситуаций никуда не исчезает, жизнь ставит перед нами новые вызовы в области техногенных и природных катастроф, появляются новые технологии, а старые совершенствуются. Думаю, министерству стоит перестать быть скромным в своих запросах и по мере необходимости запускать новые ФЦП. На безопасности наших граждан, как и на работе тех, кто её обеспечивает, экономить не стоит

Если проанализировать отчётность министерства, то мы увидим, что количество техногенных катастроф в среднем на уровне около двухсот в год, нет тенденции ни к снижению, ни к повышению их числа, как и числа погибших —от 500 до 750 человек в год. Порядка двух третей погибших и пострадавших составляют жертвы крупных ДТП. В среднем мы теряем в год около 400 человек в массовых авариях, в числе пострадавших ещё около 800 человек. Все мы помним страшную аварию в декабре прошлого года в Ханты-Мансийском автономном округе, когда погибло 12 человек, из них 10 — дети. Возникает совершенно естественный вопрос: какие меры принимаются для снижения риска крупных ДТП? Понятно, что этот вопрос нельзя адресовать исключительно ведомству Владимира Андреевича, в каждом конкретном случае есть ответственные и виновные, но, если из года в год почти не меняется количество аварий, количество погибших и пострадавших, возможно, уже пора задаться вопросами, почему так происходит и что можно сделать, чтобы системно снизить вероятность возникновения таких чрезвычайных ситуаций?

Относительно природных чрезвычайных ситуаций хочу отметить существенное снижение смертности в результате сильных снегопадов, паводков, наводнений, селей, ураганов — предположу, что это связано с более эффективным прогнозированием и оповещением жителей о предстоящих катаклизмах. Хотя сбои мы видим до сих пор, как в случае со штормом в Москве этим летом, относительно которого до сих пор идут споры, были ли вовремя произведены СМС-рассылки.

В пожаротушении наблюдаются вполне позитивные тенденции: если в 2012 году было зарегистрировано более 160 тысяч пожаров техногенного характера, то в 2016‑м — уже менее 140 тысяч пожаров, при этом количество погибших в пожарах наших граждан снизилось, было почти 12 тысяч, теперь — менее 9 тысяч человек. Сегодня мы услышали о снижении числа пожаров уже по итогам восьми месяцев 2017 года. Однако я уже неоднократно сталкивался с тем, что наши граждане не особо разделяют природные пожары и пожары в населённых пунктах, обычному гражданину всё равно, от чего сгорел дом: от неосторожно брошенной сигареты или от пришедшего из леса или из заброшенных сельхозугодий пожара, для него это одинаковая трагедия. И у граждан возникает вопрос: если МЧС так хорошо работает, почему возникает впечатление, что каждый год страна всё больше горит, целые города задыхаются от дыма?

Складывается странная ситуация: с одной стороны, пожар — это чрезвычайная ситуация, катастрофа, угрожающая жизни, здоровью и имуществу людей, с другой стороны, тушением разных типов пожаров в нашей стране занимаются разные ведомства. Если с пожарами в населённых пунктах всё понятно, это зона ответственности МЧС, и мы всегда знаем, с кого спрашивать, то с пожарами за пределами поселений творится настоящая неразбериха: четыре различных ответственных занимаются вопросами пожаротушения за пределами поселений. Ещё раз повторю: четыре! Региональные министерства лесного комплекса или их аналоги отвечают за земли лесного фонда, структура Министерства обороны отвечает за леса на своих землях, лесами на особо охраняемых природных территориях федерального значения, заповедниками или национальными парками занимаются федеральные учреждения, муниципалитеты следят за лесами на землях поселений. При этом ведомством, осуществляющим общую политику государства в сфере пожарной безопасности, в том числе на лесной территории, является МЧС России, но, когда дело доходит до выяснения, почему горят лесные посёлки, начинается занимательная игра «передай ответственность другому». Наблюдать её было бы весело, если бы речь не шла о жизнях и судьбах людей, но, к сожалению, пожар не особо разбирает, на чьих землях он находится: он может начаться на землях нацпарка, перейти на земли лесного фонда, а потом за несколько часов уничтожить оказавшийся на пути населённый пункт. Все мы прекрасно помним страшные пожары этого года в Иркутской, Волгоградской областях, Республике Бурятия и Красноярском крае. При этом у нас есть средства космического мониторинга, системы наблюдения с воздуха, системы для демонстрации и плотности очагов возгорания. Но пока ответственные органы пытаются координировать свои действия и выясняют, кто отвечает за пожар, люди лишаются своего имущества и гибнут в огне, а ущерб экономике составляет порядка 50 миллиардов рублей ежегодно.

Статистика в этом вопросе красноречива. Так, количество лесных пожаров постоянно скачет: в 2007 году — это 17,8 тысячи, в 2010‑м — 34 тысячи, а в прошлом году — 11 тысяч. Вроде бы количество пожаров сокращается, но их площадь растёт катастрофическими темпами, и, начиная с 2006 года, не прошло ни одного года, чтобы она стала меньше 1 миллиона гектаров: в последние три года площадь лесов, пройденных огнём, не падает ниже отметки 2,5 миллиона гектаров, в этом же году по итогам восьми месяцев мы уже имеем 4,6 миллиона гектаров — это своеобразный рекорд (в кавычках) за последние двадцать пять лет.

Проблема не только в неразберихе, кто за что отвечает, но и в довольно причудливой системе управления. Вдумайтесь, регионам переданы полномочия по организации лесопользования, лесовосстановления, охраны лесов и пожаротушения на землях лесного фонда. Деньги на исполнение этих полномочий регионы получают из федерального бюджета, на эти средства они содержат систему лесничеств, чья деятельность регламентируется Рослесхозом, но отвечают за результат работы регионы. Средств катастрофически не хватает, некоторым регионам выделяют треть от необходимого. Понять, от чего зависит распределение средств, практически невозможно. Например, Красноярский край, у которого площадь лесов в зоне наземного и авиационного тушения составляет 38 миллионов гектаров, получил 328 миллионов рублей на противопожарные мероприятия в 2016 году, а Республика Бурятия, где площадь того же типа лесов в 3 раза меньше, — на треть больше. При этом, как показывает практика, объём средств не особо отражается на количестве и площади пожаров: уже в 2017 году Красноярский край получил из федерального бюджета денег на четверть меньше, чем Бурятия, а лесов в крае сгорело почти в 2 раза больше.

Пока мы разбираемся, кто кому и сколько должен платить и кто виноват, леса и посёлки горят. Можно и дальше дискутировать и приводить цифры, а можно принять эффективное управленческое решение. Если проблема не в объёме финансовых средств, не в людях, то проблема в самой системе, которая не работает, — значит, надо менять систему, тем более у нас перед глазами есть пример эффективно работающей системы — это МЧС.

У министерства есть целый набор необходимых полномочий, технологий, компетенций и служб для тушения и лесных пожаров тоже: это и единая система предупреждения ЧС, и космический мониторинг, и пожарная авиация, и система добровольных пожарных дружин, и полномочия по тушению пожаров техногенного характера на территории населённых пунктов. Министерство даже учитывает в своих статистических отчётах крупные лесные пожары, при этом, если посмотреть на результаты деятельности МЧС, оно в состоянии справляться с поставленными задачами. За последние годы спасатели запустили целый ряд крупных проектов, таких как создание единого центра мониторинга и предупреждения ЧС, переход на риск-ориентированный подход при государственном надзоре, предупреждение и устранение последствий природных ЧС — паводков, ураганов и дождей, — развитие добровольных пожарных дружин и так далее. Совершенно логично в этой ситуации передать министерству также и полномочия по тушению лесных пожаров, собрать весь комплекс противопожарных мер в руках одного органа исполнительной власти, чтобы российские граждане точно понимали, кто несёт ответственность за горящие леса и кто должен их тушить. Предлагаю министру рассмотреть этот вопрос и высказать своё компетентное мнение.

В завершение выступления от лица фракции хочу пожелать сотрудникам всех подразделений МЧС терпения, мужества, выдержки, крепкого здоровья и удачи, которые при работе в чрезвычайных ситуациях имеют немалое значение.

Спасибо за внимание.

Отчёт министра связи и массовых коммуникаций
Российской Федерации Н. А. Никифорова

Тема: «Функционирование и совершенствование предоставления услуг почтовой связи в Российской Федерации»

18.10.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Николай Анатольевич, вопрос по цифровой экономике, о значимости, актуальности которой вы сегодня много говорили. На днях вы заявили о необходимости создания российской криптовалюты, вместе с тем в России правовой статус криптовалюты и связанных с этим технологий до сих пор не определён. Не означает ли ваше заявление, что у вас в правительстве есть понимание модели законодательного регулирования этой сферы? И если да, то не могли бы вы перечислить основные параметры модели? И насколько ваша позиция согласована с Центробанком, Минфином и Минэкономразвития?

НИКИФОРОВ Н. А. Эта дискуссия идёт, мы действительно обсуждаем этот вопрос и с Банком России, и с Минфином, и с другими регуляторами. Роль нашего министерства сугубо технологическая, но вот в рамках своих технологических полномочий мы заявляем очень простой тезис. Мы видим, что спрос на подобного рода криптоинструменты присутствует. В этом нет чего-то необычного, это тоже элемент некой технологической революции. Когда подобного рода инструменты появились на рынке, целый ряд предпринимателей, бизнес, физические лица стали их использовать для совершения тех или иных операций. Мы считаем, что возможна совершенно понятная, прозрачная, легальная правовая конструкция, в рамках которой эти операции будут работать в пользу — в пользу государства, национальной экономики — и будут созданы новые инструменты расчёта.

Конечно, нужно определить правовые рамки. Мы считаем, что это не может быть легализацией действующих, популярных в мире зарубежных криптовалют, мы считаем, что Российская Федерация в хорошем смысле обречена на то, чтобы идти своим путём: мы должны использовать свои технологии криптографии, мы должны чётко прописать правила эмиссии подобного рода криптоинструментов и регламенты, связанные с переводом традиционных валют в криптоактивы.

При этом ключевой вопрос, который необходимо урегулировать законодательно, — это даже не просто статус этого инструмента, это вопрос о налогообложении. Если мы относимся к некоему криптоактиву, или криптовалюте (можно разные термины использовать), как к некоему товару, то здесь возникает вопрос об НДС, возникает целый ряд других вопросов. Конечно, в таком виде эта система не работает. Мы считаем, нужно придерживаться принципа, что НДС здесь быть не может, но должны быть такие традиционные налоги, как налог на доходы физических лиц или налог на прибыль, в случае если спекулятивно извлекается прибыль, связанная с совершением тех или иных операций. Ну или, к примеру, в Российскую Федерацию за счёт конверсионных операций с другими криптовалютами поступили какие-то средства, происхождение которых не может быть понятным образом объяснено, — в этом случае это, мы считаем, налогообложение должно быть такое

Ещё раз повторю, есть проект постановления правительства, мы занимаемся отработкой его текста с профильными регуляторами, но считаем, что с технологической точки зрения нам обязательно нужно подобного рода инициативу попытаться воплотить в реальную жизнь

Если мы это не сделаем, мы получим другие инициативы, сейчас очень многие государства идут этим путём, и это лишь иллюстрация того, как в цифровой экономике всё быстро движется и развивается. Если будем медленно принимать эти решения, просто увидим, как наш бизнес будет пользоваться инструментами ближайших соседей, в том числе соседей по ЕАЭС

Будем вас информировать. Готовы через некоторое время доложить эту согласованную позицию федеральных органов власти, в том числе на профильных рассмотрениях в комитетах Государственной Думы. Готовы к дискуссии.

Отчёт министра юстиции
Российской Федерации А. В. Коновалова

Тема: «Деятельность некоммерческих организаций и меры по их государственной поддержке»

22.11.2017

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Александр Владимирович, вопрос по реестру НКО — исполнителей общественно полезных услуг.

В первую очередь хочу отметить, что это вызвало большой интерес у общественных организаций. В частности, в моей родной Иркутской области сразу несколько организаций подали документы для вхождения в этот реестр. Между тем общественники обозначают следующую проблему: для признания исполнителем общественно полезных услуг и внесения в данный реестр организация должна представить в Министерство юстиции заключение о соответствии качества оказываемых услуг установленным критериям качества, которое выдаётся органами исполнительной власти, при этом часть критериев носит конкретный характер, а часть — довольно-таки размытый, например, не очень понятен критерий открытости и доступности информации о некоммерческой организации, и в результате органы исполнительной власти зачастую отказывают в выдаче заключений. Известно ли вам об этой проблеме и какие вашим министерством принимаются меры по её разрешению?

КОНОВАЛОВ А. В. Ещё раз подчеркну, что в содержательной части как бы хедлайнером, ответственным и за подготовку необходимых подзаконных актов, и за корректировку законов является Министерство экономического развития. Я думаю, что с учётом прозвучавших сегодня вопросов и многих вопросов, которые были направлены в Минюст депутатами, имеет смысл всё-таки создать некую площадку, на которой Минюст, как держатель реестра, и Минэкономразвития, как некое головное ведомство в организации собственно содержательной работы в этой части, а также, может быть, рабочая группа депутатов Государственной Думы вместе подумают над тем, как оптимизировать и законодательство, и порядок ведения реестра, и оценку качества, оценку заявок и так далее, о чём мы сегодня говорили уже не раз, с тем, чтобы не было вот такого футбола, с тем, чтобы решение было действительно обсуждено качественно, в едином пакете и в конечном счёте пошло на пользу представителям гражданского общества, тем более что для меня, как и для вас, Иркутская область тоже отчасти родная.

Отчёт главы Центрального банка
Российской Федерации за 2017 год Э. С. Набиуллиной

19.06.2018

ЩАПОВ М. В. Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, вопрос по поводу повышения ставки НДС на 2 процента. В своём докладе вы сказали, что это решение не окажет значительного влияния на инфляцию в этом году, но многие эксперты считают, что только повышение НДС повлечёт за собой единовременное повышение цен в большинстве отраслей минимум на 4 процента, а скорее всего, больше. Что, по вашему мнению, позволит скомпенсировать этот рост и уложиться в обозначенные вами параметры инфляции? И какое, на ваш взгляд, долгосрочное влияние на инфляцию окажет повышение ставки НДС, будет ли уровень инфляции находиться под влиянием этого решения в 2019–2020 годах?

НАБИУЛЛИНА Э. С. По нашей оценке, прямой эффект от повышения ставки НДС на 2 процента будет где-то около 1 процента, плюс-минус. У нас пока денежно-кредитная политика остаётся умеренно жёсткой, мы не перешли к нейтральной, и это позволит сдерживать перенос издержек предприятий на уплату налога в цены для потребителя, то есть в отличие, например, от налога с продаж, который обычно целиком переносится в цены, нагрузка по НДС может частично оставаться на издержках предприятий. Но, конечно, это прямой расчёт, многое будет зависеть от того, какие будут вторичные эффекты, в том числе от того, распространится ли через инфляционные ожидания рост цен на товары, в отношении которых ставки НДС не повышаются,—такие эффекты при повышении налогов бывают, и мы, конечно, будем внимательно следить за ситуацией, чтобы этого не было.

И ещё один возможный эффект: цены могут начать повышаться не с момента повышения ставки НДС, многие уже начнут перекладывать выросшие издержки в цены с момента принятия закона, поэтому мы ожидаем некоторого эффекта, влияния на инфляцию в этом году, мы считаем, что инфляция в этом году быстрее вернётся к 4 процентам. Напомню, сейчас она 2,4 процента, мы ожидали, что она будет 3–4 процента, сейчас поменяли прогнозы — 3,5 процента вот именно из-за этого эффекта. В следующем году действительно инфляция временно может стать чуть больше 4 процентов, на 0,5 процентного пункта, а затем вернётся к 4 процентам. Это нас заставляет быть достаточно аккуратными, осторожными в денежно-кредитной политике.

И пока у меня есть время, хотела бы обратить внимание на очень важную деталь, связанную с повышением налога. В тех странах, где инфляционные ожидания, что называется, заякоренные, обычно ожидания людей не реагируют на вот такого рода разовые факторы, а повышение налогов — это разовый фактор. У нас инфляционные ожидания очень, что называется, волатильны: повысились цены на бензин — и сразу же это отразилось, и мы это видим в вопросах, в инфляционных ожиданиях. У нас такой заякоренности нет, и, конечно, возможно влияние на инфляционные ожидания. И мы это тоже должны учитывать в нашей денежнокредитной политике.

Отчёт министра промышленности и торговли
Российской Федерации Д. В. Мантурова

Тема: «О реализации государственной политики в сфере промышленности и торговой деятельности»

10.10.2018

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Денис Валентинович, в сентябре 2017 года наша страна завершила ликвидацию всех запасов химического оружия. Вместе с тем для реализации этой задачи было построено семь объектов по уничтожению химического оружия, эти объекты являются высокотехнологичными производственными комплексами с развитой инженерной инфраструктурой, они по своему состоянию и содержанию отвечают самым высоким требованиям

Денис Валентинович, как планируется вовлекать эти объекты в хозяйственный оборот, в каких отраслях они будут задействованы? Что станет с высокотехнологичным оборудованием, которое было размещено в этих комплексах?

МАНТУРОВ Д. В. Михаил Викторович, спасибо за вопрос. Я думаю, что история ещё оценит результаты реализации этой программы. Вы помните, в 1997 году, когда мы подписывали международную конвенцию по ликвидации химического оружия, у нас его насчитывалось более 40 тысяч тонн, это более 4,5 тысячи боеприпасов химического оружия. Были построены и созданы мощности на семи объектах, где хранились запасы химического оружия, в шести регионах нашей страны. Программа была полностью завершена в прошлом году, в конце года, при этом мы сформировали новую подпрограмму, которая обеспечит ликвидацию уже последствий уничтожения химоружия, и в первую очередь средства будут направляться на обеспечение санации тех мощностей, тех территорий, где проходила эта работа.

Что касается использования в народном хозяйстве построенных объектов. Абсолютно верно, созданы огромные мощности, причём это не только производственные мощности, по сути, созданы отдельные микрорайоны с жилыми домами, школами, детскими садами, стадионами, бассейнами, дорогами и энергетическими мощностями, и сегодня у нас есть предварительные планы по использованию этих объектов, они пока согласовываются. На четырёх из них «Росатомом» планируется создать мощности по утилизации отходов I и II классов опасности. Один из объектов—«Почеп» в Брянской области—наш Московский эндокринный завод получит в хозяйственный оборот (я надеюсь, в начале следующего года) для производства более пятидесяти шести субстанций животного происхождения, из которых производятся лекарственные препараты. На одном из предприятий планируется производство целлюлозной продукции из ненаркотической конопли. Мы исходим из того, что все семь объектов в ближайшие несколько лет мы должны ввести в хозяйственный оборот и использовать в народном хозяйстве.

Отчёт министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Д. Н. Кобылкина

Тема: «О реализации перспективных направлений государственной политики в области экологического развития Российской Федерации, а также перспективах обеспечения экологически безопасного обращения с отходами»

05.12.2018

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ. Уважаемый Дмитрий Николаевич, на наш взгляд, реформа обращения с отходами несёт в себе ряд серьёзных рисков. Первый — социальная несправедливость реформы: если сейчас тарифы рассчитываются исходя из квадратных метров и больше платят богатые люди — владельцы коттеджей и больших квартир, то после реформы тариф будет рассчитываться исходя из количества проживающих, и вся нагрузка ляжет на самые социально незащищённые слои населения. Второй риск — рост тарифов в десятки раз; вот данные одного из регионов: сейчас средняя семья из четырёх человек, живущая в двухкомнатной квартире, платит меньше 100 рублей в месяц, а с 1 января будет платить больше тысячи. Третий риск — неготовность регоператоров выполнить свою функцию в начале 2019 года: по разным причинам мы можем далеко не везде увидеть мусоровозы в начале января, а это угроза возникновения мусорного коллапса на некоторых территориях нашей страны. В связи с этим два вопроса: что намерено сделать ваше министерство, чтобы не допустить кратного роста тарифов, и что делается для того, чтобы не допустить проблем с вывозом мусора в начале января?

КОБЫЛКИН Д. Н. Спасибо за вопросы, уважаемый Михаил Викторович. Мы отдаём себе отчёт, что эта реформа очень сложная, но дальше её переносить не видим смысла, потому что на многих территориях полигоны твёрдых бытовых отходов фактически себя изжили, это надо уже признать как факт. Мы внимательно смотрим и мониторим ситуацию во всех субъектах Российской Федерации, мы провели уже несколько совещаний и с губернаторами, и с ведомственными профильными министрами, и, безусловно, с регоператорами. Мы понимаем, насколько ситуация непростая. Федеральная антимонопольная служба проводит ряд мероприятий для того, чтобы сделать фиксацию роста этого тарифа.

Владимир Владимирович очень правильно отметил, что в некоторых субъектах Российской Федерации завышены нормативы. Это факт, мы это видим; причины разные: кто-то, может быть, находится в близких отношениях с регоператором, может быть, ещё какие-то причины, но мы это видим, наблюдаем и по мере возможности, конечно, с этим боремся. Федеральная антимонопольная служба не даст сделать рост тарифа более 4–5 процентов, это факт. Мы не можем сделать маленький тариф (чтобы было понятно): регоператор не наработает тогда необходимого, как мы его называем, жирка, для того чтобы реализовать реформу, для того чтобы сделать сортировку и построить перерабатывающие комплексы, чтобы участвовать в этом процессе, потому что с 2020 года этот тариф будет регулируем 4 процентами роста, мы это понимаем, и мы не можем сделать высокий тариф, потому что это ударит по карману населения. Многие субъекты Российской Федерации, у которых есть возможность, конечно, закладывают компенсационные мероприятия, с ними там отдельный разговор. Конечно, это сложная реформа, но останавливаться нельзя.

Отчёт министра труда и социальной защиты Российской Федерации М. А. Топилина

Тема: «О промежуточных итогах совершенствования пенсионной системы, о реализации государственной политики в сфере социальной защиты населения, а также принимаемых Правительством Российской Федерации мерах по повышению уровня жизни и доходов граждан, мерах по оказанию содействия в их трудоустройстве»

20.03.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемый Максим Анатольевич, в соответствии со статьёй 133 Трудового кодекса минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения, при этом размер заработной платы на части территории определяется с учётом северных надбавок и районных коэффициентов, однако Трудовым кодексом не установлено, что северные надбавки и районные коэффициенты применяются при установлении МРОТ на данных территориях. Планирует ли министерство рассмотреть возможность закрепления законодательно нормы, по которой МРОТ будет устанавливаться с учётом северных надбавок и районных коэффициентов?

И ещё один вопрос, про надбавку в 25 процентов к пенсии сельским жителям со стажем 30 лет: её не получают не только селяне, которые переехали в город, но и до половины селян в зависимости от их профессии — есть ли у вас планы по устранению этой несправедливости?

ТОПИЛИН М. А. Спасибо за вопросы, Михаил Викторович. Что касается Трудового кодекса. В прошлом году было принято решение Конституционным Судом, как вы помните, и Конституционный Суд сказал, что северные надбавки и районные коэффициенты должны начисляться сверх МРОТ. При этом Конституционный Суд указал, что действующее законодательство, Трудовой кодекс соответствует этим правилам, в действующем законодательстве эти нормы существуют, просто нужно их исполнять в такой интерпретации. Если Конституционный Суд видит, что закон не соответствует Конституции, он в постановляющей части своего решения указывает, что законодателю требуется привести закон в соответствие с Конституцией Российской Федерации, в данном случае этого не было в решении суда. С учётом этого мы считаем, что вы совершенно правы: районные коэффициенты, северные надбавки должны быть сверх МРОТ. Это сейчас в регионах и осуществляется, но всё это соответствует нормам Трудового кодекса, он корректировки не требует

Что касается селян. Мы внимательно следим за тем, что сейчас происходит, уже подготовили предложения по корректировке перечня профессий — это приказ, это постановление правительства, и сейчас мы с профсоюзами сельских работников и с Минсельхозом это выверяем. Действительно, чтобы одинаково трактовать и правильно обеспечивать права граждан, нужно перечень рабочих профессий несколько уточнить, чтобы просто не было недопонимания и неоднозначности. Вот вчера, когда мы обсуждали это во фракциях, мы договорились, попросили, чтобы всё это было обсуждено на заседании рабочей группы, которая у нас существует, под руководством вице-спикера Ольги Тимофеевой. Мы всё это представим в ближайшее время.

По проживанию в сельской местности. Всё-таки, когда мы принимали данные законодательные нормы, а это была новая льгота, мы говорили, что это будет применяться только при определённом стаже, при отсутствии работы и при проживании в сельской местности. Все осознанно, по-моему, за эту норму голосовали в Государственной Думе. Мы считаем, что это правильно, это определённая компенсация за особенности, условия жизни в сельской местности.

Таким образом, над списком профессий давайте поработаем, а что касается проживания в сельской местности, мне кажется, у нас правильное решение принято, его нужно просто правильно объяснять.

Заместитель председателя Правительства Российской Федерации Т. А. Голикова

Тема: «Об основных подходах к реализации национальных проектов «Демография», «Здравоохранение», «Наука» и «Образование» в рамках исполнения указа президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

03.04.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемая Татьяна Алексеевна, у меня два вопроса.

Первый вопрос — по поводу системы начисления зарплат врачам и учителям. Их зарплаты в соответствии с майскими указами действительно увеличились, но во многих случаях это повышение произошло за счёт роста нагрузки и непрозрачной системы компенсирующих и стимулирующих надбавок, а это приводит как к падению качества предоставляемых услуг, так и к кадровому дефициту. Очевидно, что необходимо повышать базовые ставки для врачей и учителей, вместе с тем мы понимаем, что регионы без поддержки федерального центра этого сделать не смогут. Проводился ли правительством мониторинг реального роста зарплат с учётом изменения реальной нагрузки и рассматривается ли вопрос о субсидировании регионов для кратного повышения базовых ставок врачей и учителей?

И второй вопрос—о платных услугах в государственных лечебных учреждениях. Зачастую из-за них страдает качество бесплатного обслуживания, люди дольше ждут приёма, врачи уделяют им меньше внимания. Может ли правительство рассмотреть комплекс мер по защите интересов получателей бесплатных услуг?

ГОЛИКОВА Т. А. Спасибо за вопросы

Я хочу сказать, что мы регулярно, ежемесячно занимаемся вопросами мониторинга заработной платы с точки зрения соблюдения соотношений, которые были установлены указом президента от 2012 года № 597. Кроме того, Российская трёхсторонняя комиссия, сторонами которой являются профсоюзы, работодатели и правительство, ежегодно принимает рекомендации, которые направляются во все субъекты Российской Федерации всем работодателям, по поводу соблюдения принципов установления заработной платы и соотношения между окладами, стимулирующими, компенсационными выплатами и так далее. Безусловно, мы анализируем вопросы нагрузки на медицинский персонал, на учителей, это является предметом нашего пристального внимания.

Что касается субсидирования регионов страны, то мы на это финансовые ресурсы выделяем. В бюджете 2019 года на эти цели предусмотрено 100 миллиардов рублей, но мы не определяем для регионов страны, на что эти средства нужно направить, поскольку это исключительно их компетенция.

Следующая тема — это коэффициенты совместительства, которые мы тоже анализируем. И сейчас коэффициенты совместительства снижаются. Насколько я знаю, по последней информации, — 1,4.

Теперь что касается платных услуг. Сейчас мы действительно работаем над изменением нормативной базы Министерства здравоохранения, для того чтобы можно было разграничить бесплатные и платные услуги, — в ближайшее время, мы надеемся, такой нормативный документ выйдет. Во всяком случае он у нас является контрольным с точки зрения реализации национального проекта «Здравоохранение».

Отчёт главы Центрального банка Российской Федерации за 2018 год Э. С. Набиуллиной

30.05.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ

Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, российская экономика продолжает находиться в кризисе: количество вновь созданных коммерческих организаций по итогам 2018 года сократилось почти на 20 процентов, количество компаний, которые прекратили свою деятельность, увеличилось на 10 процентов, количество компаний, закрывшихся в результате банкротства, увеличилось на 4 процента. Одной из причин такой ситуации и, как следствие, причиной кризиса в российской экономике в целом является недоступность кредитных средств для производителей: предприятия подчас не могут взять кредит не то что на развитие, но даже на пополнение оборотных средств. По утверждению Нобелевских лауреатов в области финансового кредита, процентная ставка по кредиту не может быть выше половины рентабельности, а если она выше, то она разорительна. Среднероссийская рентабельность сейчас составляет 7,7 процента, а ключевая ставка Банка России составляет 7,75 процента, что не только снижает для предприятий стимулы привлекать кредиты и развиваться, но и подчас просто разорительно, что мы и видим из статистики, которую я привёл

Какие меры предлагает принять Центральный банк Российской Федерации в части смягчения денежно-кредитной политики?

НАБИУЛЛИНА Э. С. Спасибо большое за вопрос, он действительно один из ключевых. По поводу того, как наша денежно-кредитная политика влияет на доступность кредитов. Мы понимаем, что доступность кредитов — это один из факторов экономического развития, хотя и не единственный. И наша политика заключается в том, чтобы снижать инфляцию и на этой базе повышать доступность кредитов, и мы видели определённые результаты этой политики, выразившиеся в том числе в росте ипотеки: когда снижается инфляция и рынок начинает верить, что это надолго, граждане (кстати, достаточно чувствующие эту сферу кредитования) готовы брать больше длинные кредиты. То есть именно снижение инфляции… Развитие не за счёт повышения инфляции, не за счёт граждан, которые будут платить за товары и услуги повышенную цену, а за счёт контроля над инфляцией и снижения процентных ставок

Ну, конечно, не могу не упомянуть — и в этом контексте говорил Андрей Михайлович Макаров — другие источники развития. В прошлом году прибыль не финансового сектора, а всей экономики составила 13,8 триллиона рублей, рост — 53 процента. Основной источник развития во всём мире и у нас — это собственные средства, за которые не надо платить процентные ставки никому, никакому банку, какими бы они ни были. Это прибыль, и вопрос в том, почему эта прибыль не вкладывается в экономику. А средства в экономике есть, в том числе заработанные нашими предприятиями, и объём этих средств растёт. Тем не менее мы видим, что кредитование растёт, и корпоративное кредитование тоже, я уже говорила о цифрах: рост больше чем на 5 процентов в год, это выше темпов экономического роста. Наше регулирование мы настраиваем так, чтобы банкам было выгоднее осуществлять как раз корпоративное кредитование, и прежде всего новых производств. Далее, проектное финансирование: мы внедряем в регулировании подходы, которые сделают для банков более эффективным этот способ. Наконец, малый и средний бизнес: мы прекрасно понимаем, что не только денежно-кредитная политика в части снижения инфляции, но и регулирование финансового сектора, поддержание его здоровья являются основой для развития кредитования и фактором экономического роста

Отчёт председателя Счётной палаты Российской Федерации о работе в 2018 году А. Л. Кудрина

09.07.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Алексей Леонидович, согласно представленному Счётной палатой отчёту система государственных и корпоративных закупок последние пять лет функционирует с низкой эффективностью, в частности, более 50 процентов от общей суммы государственных и муниципальных закупок приходится на закупки у единственного поставщика, и около 94 процентов объёма корпоративных закупок осуществляется неконкурентными способами. Вместе с тем пять лет ничего не меняется. Да, Счётная палата даёт статистику по предостережениям и административным делам, но триллионы рублей тратятся с очевидными признаками коррупции, а мы не видим ни конкретных фамилий, ни названий компаний, ни ответственных на скамье подсудимых. Почему, по вашему мнению, ситуация не меняется, в чём причина — в слишком мягком законодательстве, недоработках вашего ведомства или недостаточно эффективной работе правоохранительных органов? Хотелось бы услышать от вас оценку и набор конкретных системных мер по изменению ситуации.

КУДРИН А. Л. Увеличение закупок у единственного поставщика, на мой взгляд, скорее, является беспокоящей тенденцией, и в некоторых случаях это обоснованно. Само по себе увеличение, конечно, ещё не говорит о том, что коррупция выросла. Вместе с тем я, допустим, считаю, что конкурентные закупки и закупки у единственного поставщика по величине коррупционных рисков близки. Я не могу сейчас сказать, что фактически такие риски выше только у тех, кто закупает у одного поставщика, — да, ценообразование менее качественное, когда закупаются у единственного поставщика, но не во всех случаях мы можем констатировать, что это коррупционная история.

Я в своём докладе и в ответах на вопросы говорил, что в отношении закупок мы видим целый ряд мер, которые нужно принять для улучшения качества закупок, снижения коррупционной ёмкости и повышения эффективности. Я назвал эти примерные меры.

По нашим материалам возбуждён целый ряд уголовных дел, таким образом, соответствующие фамилии мы можем вам назвать. Они, кстати, содержатся в приложении к нашему отчёту, который размещён, есть в наличии в Государственной Думе, там мы обозначили все дела, которые были направлены в прокуратуру и в следственные органы, таким образом, фамилии тоже имеются. Но, как я сказал, вопрос закупок у единственного поставщика меня беспокоит и требует дополнительной, более глубокой проработки. Мы предложения по работе в этом направлении представим.

Отчёт министра энергетики Российской Федерации А. В. Новака

Тема: «Развитие электроэнергетики страны: основные достижения, проблемы и пути их решения»

06.11.2019

ЩАПОВ М. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Александр Валентинович, в этом году зампредом правительства утверждён план мероприятий по модернизации неэффективной дизельной (мазутной, угольной) генерации в изолированных и труднодоступных территориях, в том числе с использованием возобновляемых источников энергии. Проблема крайне актуальна. Например, на территории Иркутской области почти 70 населённых пунктов обеспечивается дорогостоящим дизельным топливом, что обходится бюджету региона в 500 миллионов рублей ежегодно. В Иркутской области есть опыт установки за свой счёт двух солнечных электростанций. Однако собственных средств для полного перехода на возобновляемые источники энергии у регионов нет. Это с одной стороны. С другой стороны, сейчас реализуется так называемая программа договоров о предоставлении мощности генерирующих объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии; начинается подготовительный отбор на следующий период по таким источникам. Не рассматривает ли Минэнерго России возможность поддержки регионов для участия в указанной программе либо возвращения к опыту по предоставлению субсидий регионам по программе энергосбережения?

НОВАК А. В. Я начал бы с того, что по проблеме, которую вы обозначили, есть поручение президента, принято решение, постановлением правительства утверждена комплексная программа модернизации инфраструктуры, в том числе развития распределённой генерации и замены на изолированных территориях дорогой генерации, мазутной, дизельной либо угольной, с привлечением гибридной генерации, в том числе с использованием возобновляемых источников энергии. Такой комплексный план утверждён, и утверждена в Правительстве Российской Федерации «дорожная карта».

Сейчас регионы уже активно занимаются этим вопросом, в том числе мы на уровне изменений нормативно-правовой базы внесли изменения в постановление правительства, и принято решение о том, чтобы инвесторы имели возможность на уровне субъектов Российской Федерации заключать долгосрочные, пятилетние договоры, сохраняя при этом экономию топлива, с тем, чтобы эти проекты были окупаемыми, — в течение пяти лет на 1 процент ежегодно снижается расход условного топлива для выработки электроэнергии, то есть и повышается эффективность, и сохраняется инвестиционная составляющая. Создав такие мотивационные условия, мы, по сути дела, дали регионам возможность самостоятельно принимать решения по привлечению инвесторов для замены дорогой генерации на гибридную генерацию с использованием энергии солнца, ветра. И такая практика уже есть в Иркутской области, в Республике Саха (Якутия), на Дальнем Востоке большая работа уже идёт в этом направлении, компания «РусГидро» занимается непосредственно

Я хотел бы отметить, что у нас в целом, если говорить о масштабе проблемы, примерно 1 процент электроэнергии в стране вырабатывается на изолированных и труднодоступных, удалённых территориях, повторяю, 1 процент. И вот мы с этим, скажем так, процентом выработки целенаправленно работаем, выполняя в том числе указ президента № 204 и проводя работу вместе с регионами фактически точечным образом, по каждому, скажем так, случаю в отдельности.

Будем продолжать работу. Мы считаем, что это действительно должно привести к тому, что значительно снизятся стоимость электроэнергии и расходы в первую очередь субъектов Российской Федерации на дотирование стоимости электроэнергии из своих бюджетов.

Общественная приемная

Задать вопрос

To Top